Нос

 

Иероглиф «внешних органов чувств» используют и для названия носа. Первоначально – клюв, открытый как у аиста. Полагаю, что название этой священной птицы лучше сохранилось в Евразии. Предки ацтеков («народ аистов») унесли в Америку слово a-ith, превратившееся ats – аист.

ith

Из общего знака выделяют угол a-ith.

Но этот же знак, если на него посмотреть с другой стороны, подсказал форму «письменного носа». И тогда крестик из «пищи» превращается в «запах».

Тюрки применили для названия этой детали комплекса аффикс «i» («е»): i-ith (e-eth); ith-i.

Сравните: iis – запах, дух (каз., ккал., ноч. и др.), eesh -т.ж. (тат., башк.)

В романских так называли еду и процесс приема пищи: ees – ешь, es – будь (лат.) eat – ешь; is – есть, существовать (анг.).

Форма креста описана в числительном ith-'i > ишки – два (уйг.). В других тюркских сработал «огузский рефлекс» (создание долгого согласного в закрытосложном): икки – два (тур., узб.).

С опрощением в кипчакских: ики, еки, икс...

... Название косого креста преобразуется в диалекте, не произносящего долгий или дифтонг: он прослаивается гортанным протезом. Отсюда разошлось в тюркские языки слово икис, егиз, игез – пара, близнецы. (Метатеза iski > iksi? Как Аль Иксандр > Аль Искандер.)

В середине I тысячелетия до н.э. в латинский алфавит включается новая буква: икс.

II

Тюрки и славяне совместно осваивают ремесло охоты с собакой: иис – запах, ииске (иис-'и > иис-ки) – нюхай, вынюхивай (каз.).

Славяне на ступень подняли семантику: ищи (вынюхивай след). Сочетание «ск» перед мягким гласным превращается в «щ»: блеск – блещи, блещет; треск – трещи, трещит.

Суффикс повелительного наклонения в славянских – чистый «-и». И в результате произошло переразложение: иски > иск-и с выделением ложной именной основы иск (поиск, розыск).

Из огузо-карлукских заимствуется другой охотничий глагол isledi – «искал», «вынюхивал» (is – след; isle – ищи). И это слово переразлагается в славянской среде: isled-i. Без «глагольного окончания» – isled – «след».

III

 a-uh > a-uth > uuth =  uh > uth.

Guth, gush – ухо (иран.). В протофранцузском образовалось устное гуш, гош – левое (направление).

Иранцы, перечеркивая «ухо» получают «лежащую рогатую голову»:
gush-t > gusht – мясо (иран.).

(Кстати и семиты так обозначали «убитого быка»: – 'alef – вол.)

IV

Восстанавливается ещё одна форма названия угла:

 uh (ush).

Возможно, с этим словом связаны славянское

 uh-a – ухо; aus – ухо (балт.)

Грамматизированная форма ausis – ухо (род.п.) в латинском закономерно превращается в auris – ухо («s» в интервокальном положении перед мягкими переходит в «r» – закон ротацизма).

Был применён ещё один способ отрицания названия основного знака, префиксом «но» – «ни»:

uh

ni-uh; no-uh.

Славяне: нюх – нос; отсюда глагол – «нюхать».

Романцы: no-us > noos, откуда и общеславянское – «нос».

... Древнейший антонимический аффикс ha оставил след в китайском:

u

ha-u > kou – рот (др.кит.).

Нижняя часть лица с линией рта. На базе этого иероглифа созданы: – язык; – «говорить» и др.

... Отрицание вертикальной чертой применяли индоевропейцы для создания знака коровы: gau, kou – «корова». Родственное: ab – корова (шум.), kv – т.ж. (др. егип.)

А знаки попали в финикийско-арамейские алфавиты уже без иероглифических значений:

  – kof, kov (kou)

– wau (au)

– kaf (kau > kav)                         

 

... Один из основных постулатов современной лингвистики: названия частей тела относят к самой древней категории лексики каждого языка («основной словарный фонд»). Они созданы в праязыках семейств самостоятельно, независимо от процесса словотворчества, протекавшего в культурах соседей по планете. Наш анализ показывает, что названия частей тела заимствовались на самых ранних стадиях языкотворчества (aus, oos – «рот» и в лат., и в тюрке.). Китайское название этого органа построено по той же схеме: ha-u = ha-uh, ha-us, a-us.

 


дальше
в начало книги

этимология самые первые слова