Величие барана – его несчастье

 

В эпоху матриархата, отстаивая мужское начало в знаке солнца, жрец одного из первых диалектов совершает крупное открытие. Вернее – изобретение, которое обогатило грамматику иероглифа новыми механизмами. А языки человечества – новым гласным – «естественным мягким».

Ход рассуждений словотворца логически прост. Если знак Быка назван его самоназванием, то почему не пройти этим путем дальше!

Признали, что иероглиф «не бык» может обозначать не только корову. Но и – «уменьшенный, малый рогатый». А, значит, и называть его следует соответственно – не употребляя имен Быка и этого ужасающего копья. Но вслушавшись в самоназвание блеющего рогача.

И самое удивительное оказалось, что консонантизм бараньего слова-речи не отличался от бычьего! Губной согласный (m,b) – в начале и носо-нёбно-гортанный в исходе (η).  

Разность только в огласовке.

И схема рвзвития в диалектах, естественно, повторила бычью:

 

  meng, menh, menk, (beng, benh, benk) – meg, meh, mek (beg, beh, bek) – mez, mes, (bez, bes)
meη (beη) me (be-pe-fe-we-e) – в открытосложном
men (ben, pen, fen, wen, en) – в закрытосложном
  men-mel-mer (ben-bel-ber) – в закрытосложном 1

 

Кроме того, следует учитывать особенность закономерного развития мягкого гласного – расширение и сужение:

 

e ia
i

 

II

Не станем сразу рассматривать веер схемы семантического развития, ограничимся только начальным значением.

В б-диалекте начальный согласный редуцируется, производя закрытосложное название малого рогатого (или напротив – очень крупнорогатого):

 

  en-el-er  
  enk-elk-erk
  enh  
      eng-egn-egl-egr
(метатеза носового)

 

Производные этой схемы угадываются в el'k – горный баран с крутыми рогами (тюрк.), elh – лось (нем.).

Иероглиф ничем внешне не отличался от знака коровы и потому в определённых условиях баранье слово становилось именем «жены быка». В тюркских наречиях накопилось немало оригинальных наименований коровы. Среди них выделяется алтайское enek (enk) и происходящее от него ene – мать. Полагаю, что тот же письменный знак имело и греческое genik(a) – женщина и турецкое enik (enek) – вол.

III

Авторство толкования «убитый бык» = «баран» принадлежит жрецам этноса, произносившего носовой согласный перед другим: menh, но сохранено в языках, опускавших носовой.

Близость к этой праформе усматриваем в mesa, mesi – овца, mesas – баран, шкура (др.инд.), mesa (санскр.), maesa, maesi (авест.), mes – баран, овца (ср.-перс.).

Когда-то состоявшие в культуре с иранцами угро-финские племена сохраняют mez – баран (коми, мари). В диалектах их: mez, miz – шерсть овцы, козы. Не оттуда ли славянское слово – «мех»?

Изменение знака в  должно быть подсказало форму бурдюка с переносом на него названия. Только в славянских «мех» имеет и орудийное значение – бурдюк, кузнечный мех, поддувало, пузырь...

Любое колебание в форме знака отражается в семантике названия:  mez, medz – середина, меж- , межа (в славянских, романских).

IV

Но эти предметные значения возникают позже или в средах, где неизвестна начальная семантика. К древнейшему смысловому пласту относимо всё, что сохраняет связь с «быком-оружием» и «бараном».

 


1)  Закон NLR


дальше
в начало книги

этимология самые первые слова