Ем, значит, существую

 

Закрытосложные формы it – есть, съесть (англ.) или et/it – мясо (тюрк.), edi – едь, ешь (слав.), es – быть и т.п. синхронны открытосложным формам, происходящим от mens, mes, mis, mith, mit – мясо, говядина. Закрытосложные произошли от bens, bes, bet, bit, pit – 1) мясо, 2) есть, 3) существовать.

 

Но звонкий губной оказался менее стойким, чем «м» и ослаблялся: b > p > f > v > w. До нулевого. Промежуточные фонетические этапы уцелели в славянской основе производных – пить, пит-ать, вос-питать, про-питать, питание, пища. В названиях блюд на хлебной основе: pita – пирог (греч.), pizza – пицца (ит.), bidai – пшеница (каз.), budai, bugdai – пшеница (др. тюрк., тур.), büdai.

 

И теперь в закономерной связи с этими основами оказываются vita (vija) – жизнь (лат.), bios – жизнь (греч.), la vie – жизнь (фр.), life – жизнь (англ.) < lа vie; liben – жизнь (нем.) < life (письменное заимствование из английского).

 

Гамлетовский вопрос to be or not to be?, кажется, звучал во всех этносах Евразии от Британских островов до Тихого океана: be – быть (англ.), bi – быть (тунг.-манж.).

 

Эволюция семантики знака схематически можно грубо представить в виде цепи, каждое звено которой в свою очередь служило началом новых цепей-ответвлений:

 безрогое 
 корова 
        не бык      убитый      бык      мясо      есть      жить      говорить 
 телёнок 
 баран 

 

       бог   
 
 месяц и звезда  жарко 
 
        не месяц   солнце   огонь   очаг 
              
 бог солнца   бог 
   
 бог   

 

[ Бесконечные контакты приводили к перекрещиванию значений: корова-бог солнца, баран-бог солнца, собака-бог солнца...

И так как бог – мифический прародитель всего живого, а в эпоху этноцентризма он должен был быть предком только моего избранного рода-племени. Праматерью древних египтян была Корова (у индусов – также), праотцом – Бык, тюрки избрали на эту роль Собаку...

Первыми попытались очеловечить бога-проотца древние египтяне: Атум, выплевывающий близнецов.   ]

... Славянский первичный глагол ешь (eth') формой совпадает с производным глаголом 2л.ед.ч.: ешь (je-th). Тюркский глагол этого значения: d'e > dzhe > zhe > je – ешь. Ср. дье – ешь (хак.) дже (кирг.) же (каз) е (огузо-карл.).

Скрещение этих двух форм eth и je в славянских диалектах привело к разнобою:

es-m = je-m – 1)я ем; я существую.

es-s = je-s – 2) ты ешь; ты существуешь.

es-t = je-t – 3) он ест; он существует.

В результате произошла смешанная система: ем, ешь, ест. И особняком есьм – я существую, я есть (ст.-слав.).

Стало формулой самоиндефикации Первого Лица в обществе, затем «утилитаризировалось». Распространение получило в индоевропейских и тюркских языках в разных формах. Самая поздняя образовалась в индоиранских после «эволюции е > а» ad am, az am – «я есть» (Иран.): edh-m.

В английском: I am (устное – «ай эм») – «я есть»: ei-m. Чередование i/d.

В тюркском: özim, üzim, özum – я сам.

(В большинстве индоевропейских ошибочно распределили семантику по составляющим: «я есть» > «есть я». Первоначальная последовательность сохранилась только в славянском: es – «есть, быть» – m – «я». В немецком, например, наоборот: ish – «я» – bin – «есть, быть».)

Знание закономерных соответствий «индо-евр. долгий» = «тюркский мягкий» (оо=ö) делает возможной реконструкцию:

özüm – «есть я» (тюрк.)

oosum – «я есть» (протолат.)

с переразложением Ō – я, sum – есть, существовать.

Долгий «о» в этой функции выступает в качестве личного окончания глагола 1 л. ед.ч. в лат. и греч. Как самостоятельное местоимение слово не удержалось: вытеснено диалектной формой прочтения знака долгого: ō – io, ео > eho, ego, eko. Сравните: io – я (ит., исп.), jo (фр.), ego – я (лат.) eko – я (гр.). Глагол sum оказался более жизнестойким. Вместе с синонимом esse он выступает в латинском, сохраняя первичное значение «есть», «быть», «существовать в настоящее время». Местоимение перенесено на привычное место согласно грамматическому строю романских языков: sum- – существую.

Семантический переход: я есть > я сам способствовал появлению в индо-иранской среде конструкции assam, переразложившейся в as sam, ad am. Нe так ли возникает славянское az sam – я сам?

Во всяком случае происхождение слова сам (откуда и самец, самка) на мой взгляд следует искать в сопряжении с латинским sum и индо-иранскими соответствиями. Имя первого человека Adam так же должно иметь этимологию. Оно не упало готовым с неба. Вполне рассматривается в кругу индоевропейских формул самоиндефикации человека-мужчины. Иранское ad am (я есть) – наиболее близкая ступень к библейскому имени.

Приручив рогатых, меньше тратили время на охоту. Сытая жизнь располагает к размышлениям. Сколько надо пройти ступеней от есть (кушать) до есть (жить)? Сытый римлянин уже каламбурил: «Надо есть, чтобы жить, а не жить, чтобы есть». Он играл словами ēs – «ешь», и es – «будь». Ему оставался всего лишь шаг, чтобы вовлечь в игру menso – кушать, поедать, и mens – размышление (лат.). Тогда бы он опередил эллина, заявившего: «Я мыслю, значит – существую». Антитеза древнейшей формуле: «есть, значит, – существовать». Уверен, что была связь общетюркского es (is) – 1) «разум, размышление, понимание» с приведённой группой евразийских слов.

От этого имени произведено estu – «внимать», «понимать», «слушать», и estuk – «слушающее». Когда это слово состоялось? Не так давно, во II тыс. до н.э., если принять во внимание неэтимологизирующееся gestuk – «ухо» (шум).

 


дальше
в начало книги

этимология самые первые слова