Корова – убитый бык

 

Нещадное солнце изгоняло человека из экваториальных широт.

Обожествившие быков – земного и небесного, уходили вслед за стадами туда, где трава сочнее.

Менялось положение месяца в более северных широтах и поворачивалось его графическое изображение в письменном поле.

  

Следствие – жрецы обожествляют «ухо неба». Ухо жрицы прокалывают и вставляют изделие из драгоценного металла или камня, чтобы сверкало, как и положено знаку Венеры.

Место прокола постепенно переместилось с середины ушной раковины на мочку. Удобней и не так болезненно. Но это случилось позже, когда связь с письменным знаком была утеряна и смысл первоначальный утрачен. Осталась только традиция, поддерживаемая слабенькой функцией – «для красоты». Обряд женский, ибо – «Венера».

Не потому ли ухо считалось у вавилонян «вместилищем жизни и разума»? У истуканов острова Пасхи неестественно большие уши, мочки оттянуты до плеч. Вероятно, великое Ухо означало и великий Разум. Большеухие становились жрецами – потомками богов. Влиять на природу человека научились рано. Если веками оттягивать уши тяжелыми подвесками – задача включается в генетический код. Ранняя плешь – следствие былого «выщипывания макушки, с целью создания тонзуры – знака . Те, кто истолковали его как «око», культивировали круглые глаза. Китайцы, заменив знак – «солнце», «око» на – «солнце-око», «сформировали» узкоглазость.

Тюрки отрицательно относились к горизонтали, как к символу смерти, «лежания». (В орхоно-енисейском алфавите ни в одной букве нет горизонтального штриха.) Они могли назвать знак «закрытого глаза» – «ольмек» – 1) умирать, 2) смерть (тюрко-огуз.). Как символ предков знак под этим наименованием мог стать гербом одного из племен будущих америндов. Известен южноамериканский народ «ольмек», чьи нефритовые истуканы, вероятно, изображавшие духов предков, отличались выдающейся узкоглазостью. Недавно на них обнаружены выцарапанные иероглифы, которые признаны идентичными древнекитайским письменам эпохи Шан (начало I тысячелетия до н.э.).

... Графема развивается:

И в тех племенах, где полумесяц превращён в угол («нос»), прокалывают ноздрю с той же целью. Культ великоносых.

Каждый обряд (ритуал, обычай) не придуман произвольно «шаманами», но имеет свою знаковую причину.

Отношение к луне менялось по мере перемещения в высокие широты. Ночи становились холоднее, остывала и вера во всемогущество луны. Она продолжала светить, но этот свет ассоциировался уже не с благостной прохладой, но холодом. Лунопоклонничество сменяется сначала осторожной, но чем северней, тем нарастающей до неистовости верой во вчерашнего дьявола – в Солнце!

Теперь оно – божественный прародитель, одно без всяких приблудных венер! Луна превращается во врага солнца, злого демона, беса!

Переход одной формы сознания в следующую не уложить в привычные нам рамки хронологии. Может быть десятки, а то и сотни тысячелетий обреталось, возрастало и распадалось, как пчелиный рой на много роев, юное человечество в землях, обласканных ночным светилом, но первые признаки культуры солнцепоклонничества мы встречаем в Евразии в пределах времени, датируемом объективными химико-физическими методами. В верхнем палеолите – 40-30 тысяч лет тому назад.

Лунопоклонничество не завершилось разом и повсеместно. Оно продолжалось чуть ли не до наших дней. Особенно в культурах, остававшихся в зонах, где климат благоприятствовал почитанию Луны и Венеры.

Но другие племена, осваивая северней расположенные пространства или горные местности, где природа суровее, должны были поменять религию.

Психологически этот процесс протекал, вероятно, столь же непросто, как и подобные в «историческое время».

«Язычники» травили первохристиан – это нам известно по христианским источникам. Какие муки за веру принимали, в каких горных пещерах вдали от глаз людских устраивали тайные храмы и как потом, пересилив язычников, истребляли эту нечисть, сжигая эллинские библиотеки, превращая их богов в дьяволов – знаем.

Едва ли полегче была судьба и у первых солнцепоклонников. И, наверное, после победы они не менее жестоко расправлялись со своими предшественниками, бывшими единоверцами. Ибо первый знак солнца подсказывал им, как надо поступать с врагом.

Этот иероглиф – призыв к убийству.

 


дальше
в начало книги

этимология самые первые слова