А. А. Клёсов
ПРОИСХОЖДЕНИЕ СЛАВЯН, ДНК-генеалогия против «норманнской теории»


Глава 15
ДНК-ГЕНЕАЛОГИЯ ПРОТИВ НОРМАННСКОЙ ТЕОРИИ

3. ОТКЛИКИ НА ОТКЛИКИ

Про норманнофилов

Для начала — что такое «норманизм»? Это — не наука. Это — идеология. Это — определенное «строение мозга». Это — антиславянство, часто на уровне подкорки.

Вот — конкретный пример. Я уже цитировал некоего В. Волкова, зав. отделом музея истории Томска, который выступал в программе П. Лобкова, заявив себя как «генетик» и «ДНК-генеалог», что есть неправда. Так вот, когда Волков объявил, что славян до относительно недавнего времени не было, и П. Лобков ему провокационно-хитренько на это бросил: «Так, значит, идея славянского патриотизма распадается как утренний туман?» — этот Волков обрадованно подтвердил: «Да».

Вот это уже негодяйство. Откровенное. И — на всю страну.

Вот что такое норманизм. Это — идеология. Антирусскость, антиславянство. Устранить ее легальными средствами невозможно, с этим придется жить и дальше.

Вот против этого и направлен фильм М.Н. Задорнова. И на просвещение. Это — единственное средство борьбы с антиславянской, антирусской идеологией.

В одном из откликов было замечено, что норманизм непотопляем. Это верно, непотопляема любая идеология. Вы думаете, тот же Волков убежал и спрятался после моих весьма жестких слов в его адрес? Да ничего подобного. Он опять выплыл, и вполне агрессивно. Обвинил меня, как водится, в том, что я не так показываю данные, и сообщил, что гаплотипы русских князей именно скандинавские, потому что у них в гаплотипах на третьем месте стоит 14, а это — якобы «скандинавская цифра», у балтов там 15. Сами гаплотипы приведены в предыдущей части главы.

Я прошу прощения за то, что вхожу в детали, которые мало кому интересны. Но перед нами — психология «норманнофила», которого гони в дверь, так он обратно в окно. Идеология. Дело в том, что эти 14 или 15 в гаплотипах ничего не означают, не там проходит раздел между балтийскими славянами и скандинавами. Одна цифра в гаплотипе ничего не дает, она у отца одна, а у сына уже может измениться. Мутация. И все потомки сына уже в ДНК будут нести не 15 повторов, как у отца, а 14, или наоборот, и это часто на десятки последующих поколений, до очередной мутации. Почти у всех финнов (у 84%, если точнее) действительно на третьем месте стоит 14, а у прибалтийских славян там чаще 15. Но у общего предка русских князей, или у его отца или деда там произошла мутация 15→14, и у всех упомянутых в части 2-й статьи русских князей там 14. Вот и все. Надо систему смотреть, а не выдергивать один фактор. А система и описана в части 2-й статьи.

Не делят эти 14 или 15 на «скандинавов» и «балтов-славян». Так что В. Волков и здесь показал свою профнепригодность. Но он норманнофил, не успокоится. Ему надо непременно показать, себе и другим, что это норманны основали Русское государство, что славяне там вторичны, что нет основы для патриотизма. В этом их, норманнофилов, цель. Это их маяк. И для этой ментальной цели им все средства хороши. Зачем, почему? Да структура мозга такая.

Еще был толковый отклик в дискуссии, на ту же тему. Что, мол, поскольку у другой ветви князей-«Рюриковичей» гаплогруппа R1a, то норманнофилы объявят, что это — скандинавские R1a. С них станет. На это ответил мой коллега, И.Л. Рожанский, ведущий специалист в ДНК-генеалогии: «Такой «скандинав» группы R1a отсекается на корню. У «Ольговичей» (верховских князей, если быть точным) гаплотипы — из западнославянской ветви, что маркируется снипом L260, Из нескольких тысяч гаплотипов, принадлежащих скандинавам или их потомкам, в этой западнославянской ветви нет ни одного. Зато она вполне обычна для чехов, поляков и лужичан, достигая у последних до 33% от всех гаплотипов. Среди восточных славян она тоже к экзотике не относится — ее имеют около 3% русских и от 3 до 4% белорусов, в зависимости от региона».

Это верно. Есть «скандинавская» ветвь гаплогруппы R1a (Z284), и они разошлись с ветвью гаплотипов R1a Русской равнины (Z280) более 5 тыс. лет назад; именно в те времена жил их общий предок. Кстати, Том Хэнкс, знаменитый актер, относится к скандинавской ветви R1a. Так вот, у русских князей гаплотипы R1a не скандинавские.

Итак, с гаплотипами и гаплогруппами разобрались, не буду больше приводить понятия, близкие к профессиональным, потому что для многих это выше планки. Перейду к более мирским пояснениям и откликам на отклики в дискуссии по «Рюриковичам». Главное мы выяснили — что они были либо западные славяне гаплогруппы R1a, либо балтийские славяне, гаплогруппы N1c1. Никаких «скандинавов», «датчан», норвежцев», «финнов» там нет и не было. Кстати, понятия «западные славяне» или «восточные славяне» здесь неустойчивы, и легко могут меняться, в зависимости от контекста. Лингвистически это могут быть одни понятия, этнографически другие, исторически третьи. Славяне мигрировали на протяжении тысячелетий, переходя с запада на восток и обратно. Так что эти понятия не стоит абсолютизировать.

Но норманнофилам своя идеология ближе. Они и тащат все «до кучи» — и то, что нашли в древних русских селениях постройки из шестигранных бревен, которые есть и в Скандинавии, и то, что Константин Багрянородный (византийский император, живший в X в.) якобы написал, что днепровские пороги все имели «скандинавские имена», и что послы и купцы древнерусских князей все сплошь имели «скандинавские имена». Я даже рассматривать это не стал бы, потому что это все выдавание желаемого за действительное. Мало ли из каких бревен решил хозяйственный русский мужик построить себе дом, особенно если узнал, что вот из таких, басурманских, дом лучше стоит. Да и потом, я не знаю, может, наоборот, в скандинавских краях позаимствовали русский тип обработки бревен. Или Кижи — тоже скандинавские?

В общем, это все «моменты» привходящие, не принципиальные. Но норманнофилам все годится. А пороги днепровские Багрянородный описал и славянскими именами, первый, кстати, назывался «не спи», а «по-скандинавски» (на самом деле «по-росски») согласно ему это название было «эссупи». Занятно, не так ли? Но у норманнофилов вы это не прочитаете, там только «скандинавские имена» покажут, хотя и у византийца это были не «скандинавы», повторяю, а «россы». Многие исследователи приходят к тому, что это — два варианта славянских наименований. Другие — что «россы» — это аланские наименования. Именно потому я это не хочу и обсуждать, да и не моя это специальность. По поводу же «скандинавских имен» см. ниже, хотя и это не «материальный признак».

Так вот, заслуга фильма М.Н. Задорного в том, что он бросил камень в это норманнское болото, сплошь заросшее натяжками, откровенным жульничеством, умалчиванием фактов и наблюдений, передергиваниями. А поскольку это болото— идеология, которая часто сознанием не контролируется, это, повторяю, «нутряное», то сразу пошел раскол среди читателей, зрителей и незрителей, которым фильм и смотреть не надо. Уже то, что фильм прославянский, патриотический, напрочь портит норманнофилам и аппетит, и желание фильм смотреть. Именно это бросает археолога Л.С. Клейна, ведущего норманиста страны, к письменному столу для написания статьи про фильм М. Задорнова под названием «Воинствующий дилетантизм на экране». В статье науки нет никакой, только эпитеты и всяческие обзывательства. Это — их, норманистов, стиль. Потому что идеология.

О том, что на Украине, в Белоруссии и в России якобы «разные славяне»

Тот же «ДНК-генеалог» В. Волков из Томска занял время в программе П. Лобкова, рассказывая о том, что «в Белоруссии свои славяне», «на Украине живут другие славяне, ближе к полякам», «генетически различаются очень сильно», а «в России славяне появились вообще недавно, до этого их там не было».

И этот человек именует себя ДНК-генеалогом! Воистину, кто только к новой дисциплине не старается примазаться.

Откуда такие воззрения появились? Да от тех, кто любой ценой хочет показать, что русский, украинский и белорусский народы — разные, что между ними мало общего. Совершенно неудивительно, что эти же люди — норманнофилы, сторонники «норманнской теории». Вот — пример такого псевдонаучного мусора. Его авторы — сотрудники лаборатории популяционной генетики человека Медико-генетического научного центра РАМН. Звучит? Не верьте.

Ниже — их карта (http://www.facebook.com/photo.php?fbid=360191287396843&set=a.l32532460162728.34250,100002179257955&type=l&theater ).


Карта «популяционных генетиков» Медико-научного центра РАН, которая показывает, как бездумная формализация в обработке данных приводит к неверным выводам и интерпретациям. На карте смешаны все возможные гаплогруппы и гаплотипы, в виде неких «генетических расстояний» в этой невообразимой смеси, и получен «вывод», что украинцы якобы представляют уникальную популяцию, не имеющую общего с русскими. Это уже вызвало всплеск одобрения в украинских националистических кругах. На самом деле на карте — откровенный псевдонаучный мусор. Объяснения — в тексте

Обратите внимание — «генетические расстояния от украинцев».

И карта показывает, что Украина — это изолированный остров, ничего общего с Россией. В общем, то же самое, что излагал якобы «ДНК-генеалог» В. Волков. Неудивительно, что это тут же подхватили украинские националисты, заголосили про Киевскую Русь как государство, ничего общего с Россией не имеющее.

А то, что на карте — ложь. Или подтасовки, или некомпетентность, не знаю, что в данном случае хуже.

Лаборатория популяционной генетики Академии медицинских наук подобные «работы» постоянно генерирует. Непосвященному человеку трудно понять, что там смешаны все гаплогруппы, а у них у каждой своя картина. Эта «лаборатория» их не разделяет. Короче, такой картинки в научном обороте нет.

И вот почему.

Давайте обратимся к таблице в главе 10 настоящей книги, которую составили мои коллеги и белорусские криминалисты.

Она показывает распределение шести популяций по 13 гаплогруппам и их «дочерним» субкладам (субклад — это тоже гаплогруппа, только дочерняя, следующая ниже в пирамиде). Это — белорусы, русские, поляки, хорваты и литовцы. У всех — разные комбинации процентного содержания этих 13 гаплогрупп.

Ниже приведена дополненная таблица, которую составил мой коллега И.Л. Рожанский, она включает и украинцев, причем не восточных, а львовских, западных:

Содержание первой гаплогруппы (R1a-Z280), которая есть основная евразийская гаплогруппа более-менее одинаково у всех (например, у русских 28%, у белорусов 24%, у украинцев 25%, у поляков 27%, у хорватов 22%, у литовцев 21,5%).

Так что, как видите, если строить по этой ветви, доминирующей, то у русских и украинцев почти одно и то же, 28% и 25%.

Таким образом, основной посыл картинки выше уже пропадает.

Таблица 2. Распределение основных гаплогрупп и ветвей у некоторых восточноевропейских популяций (%)

ЭтносРусскиеБелорусыУкраинцы
(Львов)
ПолякиХорватыЛитовцы
Всего г/т54510861548251100258
R1a-Z280(xNEA2)27,923,625,326,822,021,5
R1a-Z92(NEA2)10,811,8  ...  1,7  ...  7,2
R1a-M458(xL260) 6,012,1 9,1 9,4  ...  5,0
R1a-L260 3,2 3,3 9,117,2  ...  1,4
N1c114,310,1 1,3 5,8 0,446,5
I2a1b11,717,922,1 6,437,8 3,5
I1 9,5 5,6 4,5 7,5 5,5 5,5
R1b1a2 4,8 5,3 7,812,6 7,9 3,9
E1b1b1 2,9 3,8 8,4 2,710,7 0,8
J2 2,9 2,3 3,2 3,6 6,2 1,6
G2a 1,8 1,4 2,6 1,3 2,7 1,2
J1 0,9 0,7  0 0,2 1,1  0
I2a2 0,2 0,6 2,6 2,2 1,5 1,2
Прочие 2,9 1,5 3,9 2,4 4,2 0,8

Берем следующую, северно-евразийская гаплогруппа (Z92), у русских и белорусов ее примерно одинаково (11% и 12%, у украинцев не определяли), но у поляков по понятным причинам сброс до 1,7%. Естественно, эти вариации есть у всех народов. Дает это основания говорить об «индивидуальности генофонда»? Да, в какой-то степени, но надо говорить, что по доминирующим показателям — практически одинаково, по примесям — разнятся. Но, согласитесь, что это уже не звучит «выигрышно», «сенсационно», а тем попгенетикам нужно именно последнее. Вот и имеем, по сути, псевдонаучный мусор.

Если сложить все составляющие гаплогруппы R1a, то получим, что ее у украинцев В СРЕДНЕМ 44%, у русских 48%, у белорусов 51%, у поляков 55%. Индивидуальность? Да, в какой-то степени. Но зачем так вообще ставить вопрос? Видно же, что в главном практически одинаково, но есть локальные вариации. Откуда они берутся, где недостающие проценты? Следующая строка показывает — гаплогруппа N1c1, это южные балты, которых по недоразумению называют угро-финнами. Дело в том, что у финнов тоже N1c1, но гаплотипы другие, и легко отделяются (субклад другой). Южные балты (Новгород, Псков, Архангельск) разошлись с будущими финнами еще в прошлой эре, или в начале этой эры, и дали свои ДНК-генеалогические линии. Это — славяне. Так вот, этой южно-балтийской N1c1 у русских 14,3%, у белорусов 10,1%, у украинцев 1,3%. Кто бы сомневался, что различия будут?

Вот и выплывает, откуда эта сенсационная «индивидуальность» украинцев. У них почти нет южных балтов. А вот и еще подтверждения этой тенденции — у хорватов этих южных балтов 0,4%, а у литовцев — в сто раз больше, 46,5%. Вызывает удивление? Совершенно нет.

Поэтому так и надо написать — между украинцами и русскими в большинстве различий нет, кроме того, что у первых почти нет южных балтов N1c1 (что понятно), повышенное содержание I2a1b (это юго-восточнославянская гаплогруппа, которой особенно много на Балканах) — 25% против 12% у русских, меньше I1 (это общеевропейская гаплогруппа), 4,5% против 9,5% у русских, немного больше R1b (в данном контексте — европейская гаплогруппа), 7,8% против 4,8% у русских.

Различия? Естественно, а как же по-другому? Между Тверью и Рязанью тоже есть различия.

А если двигаться на запад от Украины, картина начинает значительно меняться, в первую очередь за счет падения содержания гаплогруппы R1a и увеличения R1b. Вот и получается — от запада Украина отличается основными гаплогруппами, от востока (России) — минорными. Вот это и есть «индивидуальность».

Да, о «близости украинцев к полякам». Как видно, никакой особой близости преобладающей гаплогруппы R1a украинцев (44%) к полякам (55%) не видим, поскольку у белорусов — 51%, у русских — 48%. Но это общий срез, а он зависит от регионов. Например, по четырем основным регионам Белоруссии доля R1a варьируется от 47% до 53%. И там везде, по всем цифрам такие же плюс-минус 2%—4%, так что по всем четырем странам доля R1a в среднем одинаковая. В России, правда, в южных регионах доля R1a достигает 63%, а в северных падает до 40%, за счет большого вклада южных балтов (гаплогруппа N1c1). Но, как видим, славяне этого большого рода во всех перечисленных странах представлены примерно одинаково. Времена жизни их общих предков тоже примерно одинаковы, это около 5 тыс. лет назад.

Примерно половина от всех R1a приходится на так называемую центрально-евразийскую подгруппу (субклад R1a-Z280). Ее у русских в среднем 28%, у украинцев 25%, у белорусов по регионам от 23 до 27%, у поляков 27%. Тоже что-то не видно, чтобы украинцы к полякам тяготели по центральноевразийской группе. Тоже у всех практически одинаково.

Хорошо, посмотрим на второй по численности род, гаплогруппа I. Поскольку их почти вдвое меньше, то разброс по регионам больше. У русских этого рода 21%, у украинцев 29%, у белорусов по регионам от 15% до 29%, у поляков 16%. Опять украинцы к полякам не тяготеют, вовсе наоборот, максимально различаются.

На третьем месте — южно-балтийский род N1c1. У русских в среднем там 14%, у украинцев по совершенно понятным причинам их меньше всего, только 1%, у белорусов 10% (а по регионам от 7% до 15%), у поляков 6%. Видим понятный градиент от Восточной Балтики на юг и юго-запад — от русских к полякам, до белорусов, и до украинцев. А, например, у хорватов этой гаплогруппы вообще 0,4%, у литовцев, наоборот, 47% N1c1, в сто раз больше. Совершенно разумное географическое распределение, опять не близки украинцы полякам.

Так что и здесь «ДНК-генеалог» Волков маху дал. Или умышленно подтасовал. Славяне России, Украины, Белоруссии, Польши образуют единое поле, во всяком случае, по происхождению. Как этносы они имеют свои особенности, одни в основном православные, другие — католики, есть и другие национальные особенности, но все они появились относительно недавно. А рода — древние.

А что делают попгенетики? Это все смешивают, играют на минорных разностях, увеличивают их на крупной шкале, и подают как «различия». А общий читатель уже подхватывает про индивидуальность, про ее причину, потому что «Украина — преемник Киевской Руси» (именно так в дискуссиях), и пошло-поехало.

Если начнем рассматривать по самой Украине — то пойдет «индивидуальность» уже по северу против юга, западной части против восточной, и так далее. И вся Украина распадется на много «индивидуальностей». Вот так и работают популяционные генетики, история их в целом не интересует. А мы выстраиваем вертикаль во времени, и показываем, откуда эти различия берутся в исторической перспективе. Есть разница?

Я мог бы привести и таблицу по разным районам Белоруссии, там тоже везде «индивидуальности». Вариации по гаплогруппам и субкладам такие: от 13,6% до 20,2%, от 9,6% до 13,1%, от 3,3% до 9,7%, от 1,6% до 4,5%, от 7,9% до 23,2% (!), от 3,7% до 9,8%, от 1,1% до 4,1%, и так далее. И это в пределах одной Белоруссии. Такую «индивидуальность» можно навести, что будь здоров. Только это все, по сути, фикция, а не «индивидуальность». В химии, например, по примесям не сопоставляют, причина примесей может быть самая разная. Важны основные компоненты, но если важен минорный (бывают такие варианты), то этим специально занимаются. Например, в чем причина повышенной доли R1b в Украине? Но этими вопросами те попгенетики не занимаются. Им надо крикнуть, да посильнее, авось их заметят.

Вот и получаются такие карты. Там все выражено в неких «генетических расстояниях», смысл которых не расшифрован. А смысла там на самом деле нет. Это усредняются ВСЕ мутации во ВСЕХ гаплотипах во ВСЕХ гаплогруппах, что смысла вообще не имеет. И на них идет «работа». И на этом они получают гранты. Вот это — уму непостижимо.

Про себя

Перейду к своей скромной персоне. Ряд комментариев был — что это, он, мол, за славян борется, а сам в Америку уехал. Как-то не сходится.

Не хотел я этой темы касаться, но придется. В США меня уехать фактически вынудили. Выдавили. До этого я девять лет был невыездной, то есть за границу вообще выехать не мог. Так что у каждого своя история. А началось с того, что меня в середине 1970-х направили в США, в Гарвардский университет работать на год. Так получилось, что я первым на нашем курсе из 300 человек на химическом факультете МГУ защитил кандидатскую диссертацию, и это было формальным основанием для рекомендации на годичную работу в США, которую подписал академик Н.Н. Семенов. За 1974—1975 гг. нас таких в США со всего Союза было 48 человек. После моего возвращения в СССР и рассказов про США, где-то наверху было принято решение, что я антисоветчик (хотя антисоветчиком я никогда не был, то есть никакой открытой антисоветской деятельности не вел, кроме честных и правдивых рассказов о том, что сам в США видел), и я сел в «прочный невыезд». Это не помешало мне в 30 лет стать доктором наук и профессором, лауреатом премии Ленинского комсомола, а затем и лауреатом Государственной премии СССР по науке и технике, так и оставаясь — по каким-то тайным доносным материалам — «антисоветчиком». Там у них правая рука не знала, что делает левая. Потом меня избрали директором Института биохимии АН СССР, была такая пора во времена «перестройки», когда выбирали коллективом института, но как же «антисоветчик» может быть директором академического института? Поэтому АН СССР меня не утвердила в этой должности. Стало ясно, что я попал в тупик, достиг потолка. А тем временем из Гарварда шли приглашение за приглашением стать там профессором биохимии. Ну, кто бросит в меня камень? Короче, мне разрешили туда поехать на два года. А там и Союз развалился. Так что формально я никуда не эмигрировал. Так и продолжаю работать. Я — гражданин и России, и США. Паспорта тоже два. По российским и американским законам это можно.

А директором Института биохимии Российской Академии наук уже давно стал мой бывший студент, чему я весьма доволен. Который, кстати, был одним из организаторов кампании по моим выборам директором Института в те времена. Так что развитие действительно идет по спирали, как диалектики и утверждали.

К этому же — поскольку норманнофилы не унимаются, для них любые средства хороши, кроме научных, то в комментариях к моим статьям про фильм пошло, что я вовсе не профессор, а «всего лишь лектор в Гарварде». Ну, это тоже, между нами говоря, было бы неплохо для многих, только про «лишь лектора» — опять неправда. Не буду на это тратить время, да и не всем это интересно, поэтому отошлю к моей книге «Интернет. Заметки научного сотрудника» (Издательство Московского Университета, 2010). Там про это немало написано — и про профессора, и про лекции, и про то, как я по путевке из Гарварда летал в Южную Америку алкоголиков лечить, с помощью нового лекарства, и как был одним из организаторов Нобелевского симпозиума в Стокгольме, и многое другое, на более чем пятистах страницах.

Про историческую память

В откликах на мои статьи про фильм М.Н. Задорнова был задан вопрос — «почему индусы сохранили эпосы, а славяне их утратили?», поскольку арии продвигались по Русской равнине, и события, описанные в индийском эпосе, порой перекликаются с тем, что должно было происходить на Русской равнине.

Это — хороший вопрос, но он же и болезненный. Славяне многое в своей памяти утратили, и исторические причины к этому непременно были. Да что за примером далеко ходить? Многие ли русские (я уже не говорю — «россияне») знают, помнят, кто были дети боярские? Только ответы, что это были те, у кого папа был боярин, не принимаются. Дети боярские — это было сословие на Руси, потомственный военно-боевой состав. Раньше так и писали, одной фразой-блоком — «дворяне и дети боярские». Тысячи и тысячи дворян и детей боярских сложили свои головы при защите Родины, особенно на юге России — там, где сейчас области Курская, Белгородская, Орловская, и особенно в XVI—XVII вв. Там и крестьян не было, были только фактически военные гарнизоны, для обороны от татар, поляков, литовцев, куда, в эти гарнизоны, входили и города. Земля за службу у детей боярских была, и много, а вот крестьян не было. Сами на земле своей работали, пчел разводили, рыбу ловили, породы лошадей создавали. Не хотели туда крестьяне ехать, смерть там была. Угоны в неволю татарами. А дети боярские там жили, сражались, погибали за землю Русскую. Их кровью земля там обильно полита.

А вот наступил 1917 год и последующие события, и отшибло память у населения России. Почти никто нынче и не знает о детях боярских. Даже военнослужащие, я по многим проверял. Когда рассказываю, начинают стыдиться, мы, говорят, не виноваты. Жизнь такая. Нам не рассказывали.

Я-то знаю, мои предки — дети боярские, по архивам выявлены начиная с 1570-х годов. 14 поколений вглубь, все в основном кавалерия. Военно-боевой состав. И, почитая их память, я о них написал документальную историю, выявленную по архивам — и областным, и центральным военным. История — в той же книге «Интернет», процитированной выше.

Так о чем я? А о том, что если им сказали бы, что через 400 лет их потомки начнут рассказывать байки, что их Родину шведы основали и прочие норманны, как бы они отреагировали? Да зарубили бы, наверное. Или на всем скаку, или, скорее, презрительно спешившись. Опечалились бы они за таких потомков.

Вот это и должно быть одним из критериев нашей деятельности — а не стыдно ли было бы за нас предкам, узнай они, что мы сейчас говорим и делаем по тому, за что они кровь проливали.

И это не пафос, а серьезно.

Про Африку

Были несколько комментариев, что я сам себе противоречу: в 2008 году писал, что современное человечество вышло из Африки, а сейчас пишу, что оно из Африки не вышло.

На это могу только сказать — добро пожаловать в науку. 2008 год — это было 5 лет назад. За это время в науку вошло изучение генома человека. Да и 5 лет назад я не изучал происхождение человека, просто принял то, что сообщала академическая наука. А сообщала она об этом уже 15 лет как минимум, что, мол, современный человек из Африки вышел, и потому африканская гаплогруппа носит индекс А.

Теперь могу покаяться — в который раз принял утверждения «официальной науки», она же наука «академическая», за правду. И ведь опыт уже немалый накопил — доверяй, но проверяй. Да и как-то логично выглядело... Но меня, человека в науке бывалого, не оставлял некий дискомфорт — ведь САМ не проверил, а вот пишу. Нельзя так.

И я проверил, по самым современным данным, часть из которых сам получил, сам и с коллегами. Чтобы проверить. И — батюшки светы — не выходил «анатомически современный человек» из Африки. Нет в нас африканских мутаций, о чем я писал в первой части этой статьи. От шимпанзе есть, а от африканцев нет. Мутации от шимпанзе (точнее, от общего предка нас и шимпанзе) есть и в нас, и в неандертальцах, и в африканцах. А вот от африканцев — нет. Так что они не наши предки, во всяком случае, по мужской линии. Об этом у меня (с коллегами) — несколько статей в международных журналах (Klyosov and Rozhanskii, 2012а; Klyosov et al, 2012), и эти статьи имеют рекордные скачивания, многими тысячами, что для академических статей дело не слишком обычное.

Генетики огорчаются — ведь это так политкорректно, что мы от африканцев произошли. Вроде как реабилитация, что мы, белые люди, их так эксплуатировали, в рабство продавали, колониализм им устраивали, и теперь так приятно сказать — чернокожие африканцы, родители вы наши, папа с мамой, дед с бабкой, простите нас, мы теперь ваши непутевые дети. И вот такую приятность я у этих лицемерных либералов из-под ног выбиваю.

К этому был вопрос в откликах на статьи: «От кого пошел род людской, и соотносится ли эта примерная дата с датой сотворения мира?»

Я примерно на этот вопрос и ответил в предыдущих двух статьях — общие мутации у современного человека и современного шимпанзе во многом одни и те же, что говорит об общем предке человека и шимпанзе, по расчетам примерно 6 млн. лет назад. Но и этот примат, общий предок, не был первым, дальше цепочка «от кого пошел род людской» тянется и к горилле, и к макаке, что почему-то многих нервирует и огорчает. Это, конечно, не «род людской», а его глубокие биологические, наследственные корни.

А от того общего предка будущего человека и будущего шимпанзе за миллионы лет прошла целая череда наших предков, ясности с которыми в науке нет. Поэтому «хромосомный Адам» остается просто фигурой речи, и особого практического смысла не имеет. Возможно, когда-нибудь смысл и будет найден, но не сейчас. Например, совсем недавно нашли еще одну предковую линию, африканскую, которая к другим ДНК-линиям вообще и близко не стоит, в том числе и к другим африканцам. То есть природа активно экспериментировала, особенно на африканцах, но в итоге человек вышел не из Африки, там эксперименты природы тем временем продолжались, до относительно недавнего времени. Откуда, из какого конкретно региона вышел «анатомически современный человек» наука пока не знает. Но уже знает, что общий предок современных европеоидов появился примерно 60 тыс. лет назад. Причем как-то сразу, как будто выжившие после какого-то катаклизма. То ли какого-то крупного извержения вулкана, то ли потопа, то ли еще чего. А потом опять разрыв в наших знаниях на 15 тыс. лет, и затем пошли те, кого мы уже знаем — 45 тыс. лет назад в Европе, на Русской равнине (Костенки), в Южной Сибири, и все почти одновременно, на таких больших расстояниях. Ясно, что у них всех должен быть общий предок, возможно, тот самый, 60 тысяч лет назад. Но для науки это пока белое пятно.

Никакого «креационизма» здесь нет, как нет и сотворения мира. Эти понятия — за гранью науки.

Комментарии и признание Л.С. Клейна

А тут и Л.С. Клейн, «фельдмаршал норманистов», как он сам с удовольствием повторяет (хотя, кокетничая, говорит, что эти титулы не принимает), встрял: его (то есть меня) «солидные исследователи не цитируют». Вот те, что упомянуты выше — и есть те самые «солидные исследователи», что про Африку придумали. Представители «официальной науки». Зачем им меня цитировать? Меня и Л.С. Клейн не цитирует, зачем ему? Хотя и он занимается ариями, и я ими занимаюсь. Так что брякнуть можно, что он и сделал, но там дела более тонкие. На самом деле меня цитируют, но не Клейн и ему подобные. Из-за чего я совершенно не огорчаюсь. Меня другие цитируют.

Кстати о Л.С. Клейне и о цитировании. В первой части статьи я написал: «Не избежал этой клюквы — к моему удивлению — и историк Л.С. Клейн... тоже объявил в сети, что я «считаю себя специалистом по ДНК-генеалогии», но на меня не ссылаются. Я еще понимаю, когда это говорят те, кто вообще не очень понимают, что такое «ссылаются», но уж Клейн мог бы взять индекс цитируемости и посмотреть сам ссылки на мою фамилию. Среди нескольких тысяч ссылок на мои работы больше сотни ссылок — на статьи по ДНК-генеалогии, из них две статьи — среди наиболее цитируемых, входящих в основной список Хирша (H-Index), если это Клейну о чем-то говорит. Одна — в одном из самых ведущих академических журналов мира по генетике (Human Genetics). Не так плохо, учитывая, что по ДНК-генеалогии я начал публиковаться в международных журналах только с конца 2009 года, а для цитирований другими изданиями нужно время. Стоило бы А. Клейну на это взглянуть, чтобы хотя бы не позориться. Он там что-то еще ввернул про «палеогенетику», которая в данном вопросе про Рюрика вообще не при чем. Видимо, образованность свою хотел показать.

Л.С. Клейн это прочитал, и на своем сайте ответил:

«1201.2013 в 21:57
      А. Клёсов прав. Мне бы надо было формулировать точнее. На его измерения и обобщения ссылки, конечно, есть. А вот на его выводы о славянах-ариях солидные исследователи не ссылаются или ссылаются исключительно негативно. Ну, не приемлют его концепцию всерьез, и, я думаю, что время тут не поможет».

С одной стороны, такое признание, что он был неправ, делает честь Льву Самуиловичу. Но с другой стороны, он продолжает искажать, просто слово «лгать» не хочется употреблять. А это чести ему не делает. Нигде и никогда я не писал о «славянах-ариях». Как не писал и о «русах-ариях». Праславян с ариями связывал, и давал этому обоснование. Самое простое обоснование — что и те и другие (говоря о восточных славянах) имеют одну и ту же гаплогруппу, R1a, у них был общий предок. Жили арии и в Восточной Европе, и на Русской равнине, где и сейчас среди славян (и не только среди них) живут прямые потомки ариев по мужской линии. И почему же тогда те арии, которые были предками нынешних славян, не праславяне?

Любое рассуждение проводятся в определенном контексте. Когда я писал, что современные славяне (и не только славяне, а и таджики, и киргизы, и индусы, и многие другие) — потомки ариев, то контекст был совершенно определенный, никакого нарушения научной логики там не было. Писал бы про индийцев — написал бы, что современные индусы — потомки ариев, и тоже нарушения бы не было. Нормальный ученый в первую очередь должен понимать контекст, и солидаризироваться с коллегой в рамках контекста. Если тупо все оспаривать, комплексуя в отношении своего эго, или «корпоративных интересов», никакого толку из таких дискуссий не получится.

Л.С. Клейн ответил: «Мне жаль, что замечательный естествоиспытатель А.А. Клёсов отказывается понимать эти простые вещи. С естествоиспытателями, вторгшимися в социокультурные науки, это бывает. А гаплогруппы (не только Y-хромосомные, но и митохондриальные), конечно, помогут проследить передвижения древнего населения и его генетические связи, но надо быть очень осторожным в перенесении современных лингвистических и этнических классификаций на глубокую древность».

Ясно, что «надо быть осторожными», это — дежурный бюрократический ответ. Короче, мой ответ на сайте Л.С. Клейна: «У меня пару лет назад была переписка с Л.С. Клейном объемом в полсотни писем, весьма объемных. Это переписка вся опубликована, заняла почти целый журнал. Так что ничего нового от Л.С. Клейна я не услышу. Он принципиально не воспринимает предмет и результаты ДНК-генеалогии, и его это не интересует. Он — весь в старых парадигмах. Поэтому для меня дискуссия с ним не интересна. Я ему предлагал разгадки его же вопросов, например, почему корни у многих археологических культур расходятся в разные стороны, но его и это не заинтересовало (к моему изумлению). У него срабатывает какая-то защитная система, мне чуждая. Типа шаг в сторону — побег. Поэтому он этого шага не делает. Это — трагедия для ученого.

Я как археолога Л.С. Клейна уважаю, но как археолога старой формации. Новые направления науки уже им не воспринимаются. И это тоже трагедия для ученого. Таких примеров в науке много.

То, что он «фельдмаршал норманизма» — это не наука. Это идеология в чистом виде. Это — устройство мозга. Это — одностороннее восприятие истории и действительности, это некий тип манипуляции в угоду внутренней идеологии.

Очень жаль, что Л.С. Клейн оставляет после себя такое «наследство». А ведь мог бы быть крупным историком для благодарного народа. А с норманизмом — никаких шансов».

Я не знаю, что двигает Л.С. Клейном, когда он глух к собеседнику, и исключительно эгоцентричен в своих высказываниях. То ли эго, то ли корпоративные интересы, то ли ревность — не знаю. Но в любом случае это нехорошо.

Поехали дальше. Но к Л. Клейну мы еще вернемся в главе 15.

Оболванивание слушателей и опять развесистая клюква

Подключились и видео-активисты. Один из них — некто «Святорус», который решил «разгромить» ДНК-генеалогию. Что меня привлекло — это комментарии, что «это даже не критика, это — разгром». Занятно. Послушал. Оказалось, что это некий косноязычный ведущий, у которого несколько сотен слушателей, но даже несколько сотен оболваненных — это тоже плохо. Так что он «громит»?

Первое — опять навязшее в зубах положение, что и у киргизов и арабов есть гаплогруппа R1a, а значит, это не «славянская гаплогруппа». Да ради Бога. Естественно, не славянская. И у ирландцев есть, и у французов есть, и у евреев есть. И у алтайцев есть, говорящих на языках тюркской группы. Понятно, что не славянская. Надо же понимать, о чем речь. Нет у меня в научных статьях нигде, что R1a — это «славянская гаплогруппа». Но у славян ее больше всех в мире — это у русских, поляков, чехов, словаков, украинцев, белорусов, сербов... В этом смысле в легком разговоре вполне можно сказать, что это — славянская гаплогруппа. Потому что у всех остальных — ее единицы процентов, и все, как правило, с Русской равнины. Но не надо абсолютизировать. Мы говорим — американские горки, а в Америке они — русские. И таких примеров сколько угодно. И турецкий кофе не обязательно турецкий, и «французская болезнь» не обязательно французская, как и французский поцелуй. Есть же любители ломиться в открытую дверь. Для них не суть важна, а желание оспорить, что угодно, лишь бы оспорить. А суть остается за бортом.

Дальше — больше. Этот «Святорус» решил оспорить, что наши предки на Русской равнине живут уже около 5 тыс. лет назад. Его не интересует, КАК это было получено, его интересует оспорить. Вот такая патология. И как он оспаривает? Он выдвигает положение, что у наших предков было так много детей, что выживало не менее трех сыновей на семью на поколение. И отсюда он получает, что не могли наши предки жить 5 тыс. лет назад, поскольку в таком случае уже через 18 поколений потомков должно быть 150 миллионов, а 18 поколений — это всего 600 лет, по расчетам ведущего, поскольку он взял 33 года на поколение. Иначе говоря, по арифметике «Святоруса», за 5 тыс. лет потомки должны заполнить весь мир. А значит, наши предки не могли жить 5000 лет назад.

Слушаешь такое, и жаль не только свое время, а и тех несколько сотен человек, его слушателей. За что их так? Что они плохого этому «Святорусу» сделали?

Да кто же так считает? Что, получается, 5 тыс. лет назад на Земле вообще никого не было? А человечество насчитывает как минимум 50 тыс. лет, и это только в Европе. Сколько же тогда от них потомков должно быть? Триллионы и квадриллионы человек, а то и гуглы (единица со ста нулями)?

На самом деле коэффициент репродукции человечества и его популяций не равен трем, а только чуть-чуть отличается от единицы. Даже при коэффициенте репродукции 1,1 количество потомков через 5 тыс. лет составит примерно 200 млн. человек.

И вот этот человек вещает на его слушателей... С такими познаниями...

Далее, «Святорус» излагает свои возражения против того, что у людей был общий предок, который жил примерно 65 тыс. лет назад. Это — у европеоидов и азиатов. У европейцев — примерно 60 тыс. лет назад. Он не может понять, что общий предок — это у нынешних людей. Он начинает рассказывать байки, что в Сибири находят людей, которые жили 100 тысяч лет назад, и которые были вполне сформированные люди. Во-первых, где он такое взял — остается загадкой. Не находили таких людей, Homo sapiens, чтобы жили 100 тыс. лет назад, и в Сибири. Находили других гоминидов, типа «пекинского человека», по оценкам 300 тыс. лет назад, но они не были предками современных людей. Потомства среди современных людей они не оставили. Мало ли где кого находили, кто не оставил потомства. Речь-то о предках СОВРЕМЕННЫХ людей.

Ну и дальше у этого «Святоруса» — сплошные недоразумения. Не хочет он ничего понять. Путает гаплогруппы и этнос, расы и гаплотипы. Рассуждения совершенно неквалифицированные. И обычный хор подпевал: «Это разгром!».

Зачем я об этом пишу? Зачем нам этот «Святорус»? Да затем, что я сейчас занимаюсь просветительской деятельностью, я рассказываю о том, что людей интересует, иначе у этого невежи не было бы сотен слушателей. Значит, есть вакуум информации. Значит, есть спрос на то, чтобы его заполнять.

О неандертальцах и кроманьонцах

Были вопросы о неандертальцах и кроманьонцах. Вопросы о кроманьонцах были вызваны моим ответом на замечание А. Севастьянова, что мы все якобы произошли от кроманьонца. Если развернуть мой ответ, то кроманьонцы — это ранние представители анатомически современного человека в Европе, которые жили там — по оценкам — от 40 тыс. лет назад и позже. Представители — это не значит, что не было других предков современного человека. Мы знаем, что общий предок современных людей, ныне живущих в Европе и Азии, жил примерно 65 тыс. лет назад, но не знаем, где он жил. Как видно, его от кроманьонца отделяет примерно 25 тыс. лет. Вполне возможно, что кроманьонец является одной из линий потомков этого общего предка, причем линией европейской. Одной из линий, но не единственной. Как вариант, кроманьонец имел гаплогруппу I, или сводную гаплогруппу IJ. Но если так, то он не был предком большей части современных этнических русских, которые произошли от гаплогруппы P, которой тоже не менее 40 тыс. лет от роду. Иначе говоря, кроманьонец, по всей вероятности, произошел от того же общего предка, что и большая часть этнических русских, как опять те два зуба у вилки, о чем я писал выше. Но мы от него напрямую не произошли. Науке это точно не известно, и когда из нескольких скелетных остатков кроманьонцев извлекут ДНК и проанализируют, то картина прояснится. Или еще более усложнится, если эти кроманьонцы окажутся из разных ДНК-генеалогических родов.

В общем, здесь много неизвестного, и пишу это я для того, чтобы показать, что современной науке еще очень многое неизвестно в вопросах происхождения человека. Вот так махнуть, что все мы произошли от кроманьонца — это не знать современного состояния науки. То есть в легкой, необязательной беседе так сказать, наверное, можно, ответственности все равно никакой, но не в дискуссии, в виде замечаний по конкретному предмету, в совершенно другом контексте, а именно о древности рода.

Неандертальцы — это, так сказать, племянники современного человека. Это — отдельная ветвь, отошедшая от эволюционной ветви человека примерно 300—600 тыс. лет назад, по разным данным. Наука это тоже представляет весьма приблизительно, концептуально, так сказать. Пару лет назад была сделана принципиально новая работа, в ходе которой был в значительной степени расшифрован геном неандертальца, то есть строение его ДНК. Ясно, что не всех, а одного неандертальца, причем самки, но это в любом случае был прорыв. Правда, он дал больше вопросов, чем ответов, но это была новая веха в науке.

Как часто бывает, исследователи не избежали соблазна «срезать углы» и кинуться в сенсационность: слаб человек, в том числе и ученый, которому нужны гранты и прочие средства на исследования, причем для таких исследований нужны многие миллионы долларов. Вот и торопятся ученые, хватают непроверенные данные и бросают в широкую прессу. Что, мол, есть в нас часть неандертальского генома, мы отчасти потомки неандертальцев. Даже оценили, что в нас от неандертальца от 1% до 4%, но умолчали, что это с погрешностью не менее плюс-минус 5%, а то и 10%. Пресса, естественно, эту сенсацию подхватила. С тех пор вышло уже немало статей, отвергающих наличие в нас генома неандертальцев, но и много статей, в которых эти 1—4% цитированы и перецитированы, и в которых про погрешности ни слова. И вот такой кавардак — это тоже часть современной науки. Наука в таких дисциплинах, склонных к сенсационности, обычно не бывает «чистой».

О послах и купцах Земли Русской

Это все перекликается с «наукой» про нор!маннскую «теорию». Не верьте, что там беспристрастная наука. Ее делают те же люди, которые страдают теми же недостатками, как и все. Все, кто интересуются русской историей, видели вот такие цитаты (с пометкой — «Лаврентьевская летопись»):

«Мы от рода рускаго..., Иворъ, Вуефастъ, Каницаръ, Сфанъдръ, Фудри Туадовъ, Олебъ, Фрутанъ, Роалдъ, Гунастръ, Фрастенъ, Игелъдъ, Туръбернъ, Руалдъ, послании от Игоря, великого князя рускаго, и от всякоя княжья и от всехъ людий Руския земля».

И тут же те, кто такое цитирует (норманнофилы, естественно) объявляют, что вот это является доказательством норманнской теории происхождения русской государственности.

А там на самом деле несколько по-другому написано, цитата-то усечена: «Мы от рода рускаго съли и гостье (послы и купцы. — А.К.), Иворъ, солъ Игоревъ, великаго князя рускаго, и объчии сли: Вуефастъ Святославль, сына Игорева; Искусеви Ольги княгини; Слуды Игоревъ, нети Игоревъ; Улебъ Володиславль; Каницаръ Передъславинъ; Шихъбернъ Сфанъдръ, жены Улебле; Прасьтенъ Туръдуви; Либиаръ Фастовъ; Гримъ Сфирьковъ; Прастенъ Акунъ, нети Игоревъ; Кары Тудковъ; Каршевъ Туръдовъ; Егри Евлисковъ; Воистъ Воиковъ; Истръ Аминодовъ; Прастенъ Берновъ; Явтягъ Гунаревъ; Шибридъ Алданъ; Колъ Клековъ; Стегги Етоновъ; Сфирка...; Алвадъ Гудовъ; Фудри Туадовъ; Мутуръ Утинъ; купець: Адунь, Адулбъ, Иггивладъ, Олебъ, Фрутанъ, Гомолъ, Куци, Емигъ, Туръбидъ, Фуръстенъ, Бруны, Роалдъ, Гунастръ, Фрастенъ, Игелъдъ, Туръбернъ, Моны, Руалдъ, Свень, Стиръ, Алданъ, Тилен, Апубьксарь, Вузлевъ, Синко, Боричь, послании от Игоря, великого князя рускаго, и от всякоя княжья и от всехъ людий Руския земля».

Как видно, там целый калейдоскоп этимологии имен — и славянские, и тюркские, и балтийские. Но норманнофилы эти цитаты препарируют и обрубленные выдают за действительные. Казалось бы, зачем это им нужно? А так, идеология такая. Точнее, патология. Болезнь, проще говоря.

А на самом деле — что эти имена означают? Например, сейчас бы это звучало так: «Мы, купцы русские, Усманов, Алекперов, Фридман, Вексельберг, Михельсон, Хачатуров, Дерипаска, Хан, Махмудов, Гуцериев, Керимов, Авен, Скоч, Илиев, Нисанов, Березовский, Абрамович, Ходорковский, Миллер, Прохоров...»

И что, это было бы свидетельством, что они основатели земли Русской?

Нет, просто купцы.

ДНК-генеалогия против «норманнской теории»
неславянского происхождения княжеско-дружинной
верхушки Древнерусского государства

Если совсем кратко, то «норманнская теория» сводится к тому, что княжеско-дружинная верхушка Древнерусского государства была скандинавской. В терминах ДНК-генеалогии это означало бы относительно массовый приток скандинавских гаплогрупп на Русскую равнину. Естественно, степень «массовости» в те времена нам неизвестна, но можно полагать, что их потомки были бы довольно массовыми. Вряд ли аргументацию можно строить на числе этих гаплотипов, иначе мы увязнем в соображениях разного рода — какие это должны быть гаплогруппы, например, I1 или Nlc, поскольку и тех и других среди этнических русских довольно много, примерно 6,5% и 14%, соответственно (см. предыдущие главы), и это вовсе не означает потомков скандинавской дружинно-княжеской верхушки, если таковые вообще были. Общие предки этих гаплотипов жили 3650±800 и 3525±400 лет назад, соответственно, что тоже открывает практически бесконечные возможности для интерпретаций.

Короче, это не путь в данной ситуации. Мы подойдем к решению данного вопроса с другого конца — а есть ли свидетельства миграции на Русскую равнину своих, «славянских» гаплотипов, гаплогруппы R1a со стороны Балтики и Скандинавии? То, что свидетельства миграции «скандинавского стиля» безусловно есть, это вопросов не вызывает. Но стиль — это не род, не этнос, это могут быть и свои родственники (члены того же рода, например, рода R1a), которые побыва350 ли на Балтике и в Скандинавии, и вернулись обратно на русскую землю, со своим русским языком и своими русскими обычаями того времени, но принеся скандинавские украшения и стиль построек.

Дело в том, что есть многочисленные свидетельства о миграциях с Русской равнины на запад, в Скандинавию носителей гаплогрупп R1a в середине 1 тыс. н.э., и если так, то их возвращение через 200—300 лет не есть прибытие неких «скандинавов» с чуждой культурой и обычаями. Да и 200—300 лет — это тоже не есть некий временной разрыв, потому что все это время славяне-эмигранты постоянно путешествовали через русские земли, поддерживая культурные и социальные контакты. Был активный Волжский торговый путь, который связывал острова Балтики и Каспийское море с выходом в Переднюю Азию, и обратно. Короче, шел постоянный контакт скандинавского, балтийского контингента гаплогруппы R1a, вышедшего с Русской равнины, с жителями Русской равнины. От того, что контакт был, и был приток скандинавских культурных элементов, отмахнуться нельзя и незачем. В наше время приток компьютеров в Россию с запада тоже можно объяснить без какой-либо «норманнской теории», как и массовый приток других товаров и культурных признаков.

Дело в «норманнской теории» вовсе не только в «скандинаве Рюрике» и в княжеской верхушке, а в самом понятии «Древнерусское государство». По «норманнской теории» основателями Древнерусского государства, которое было поначалу вовсе не в Киеве, а на берегу Волхова, в Старой Ладоге, в середине VIII века н.э., были свеоны, выходцы с балтийских Аландских островов и островов Готланд и Рюген. К славянам они поначалу якобы вообще отношения не имели, а просто грабили. Они же наладили торговлю по Волжскому торговому пути с арабами (и всеми остальными по этому пути), и это они, как русы, или сакалиба, описаны Ибн Фадланом в своем известном трактате. В результате весь Волжский путь до Скандинавии стал зоной обращения дирхема (серебряная арабская чеканная монета), и кладов этих монет на Русской равнине и до южного побережья Балтики и до Швеции — сотни, начиная от дирхемов 802—810 гг.

Как пишут историки, древнейший строительный горизонт поселка Старая Ладога представлен типичными скандинавскими «длинными домами» и ремесленной мастерской по ремонту и обслуживанию кораблей. Это — середина VIII в. По этой теории, тогда стал создаваться «каганат росов» от Ладожского до Ростовского озер, потом до междуречья Дона и Северного Донца, до хазарских крепостей. В 838 г. посольство «хакана росов» направляется в Константинополь. После этого новгородские росы захватили Киев и земли полян, а в конце VIII — начале IX вв. — и Смоленск (Гнездово), земли древлян, северов и радимичей. Киев объявлен столицей, поскольку возник Днепровский торговый путь «из варяг в греки». «Русская земля» расширилась от Вислы до Новгорода и от Верхней Волги до Киева, включая существенную часть современных Украины и Польши. Это — середина X в. Прошло 200 лет от начало Древнерусского государства.

Это и есть вкратце «норманнская теория», сжатая выжимка из работ некоторых историков.

В контексте нашей истории три острова представляют особый интерес — это Аландские острова (Аландский архипелаг), о. Готланд, и о. Рюген на Балтийском море. В 700-х гг. н.э. вдоль побережья Балтийского моря существовали около десятка норвежских и шведских княжеств. На территории Швеции властвовали два княжества— Svear (Suiones, свеоны) и Goths (готы, или геты). К 800 г. эти княжества объединились, и только Аландские острова, Рюген и Готланд оставались независимыми. Геты контролировали западную Балтику, включая территории современных Дании и Норвегии, свеоны — восточную. Все три указанные территории имели активные торговые связи, и, например, на о. Готланд были найдены 650 кладов, в которых были 140 тыс. арабских и европейских монет. С течением времени Аландские острова стали финскими, о. Готланд — шведским, о. Рюген — немецким. На о. Рюген, по сказаниям, жило славянское племя руяне, которые потеряли независимость в 1168 году, когда король руян Яромир стал вассалом датского короля. До сих пор на Рюгене (по легендам — о. Буяне) имеются остатки святилища Святовита (Свентовита). К XV в. славянский руянский диалект прекратил существование, население впоследствии онемечилось.

Но гаплотипы группы R1a остались. По данным моего коллеги И.Л. Рожанского (частное сообщение) на островах Балтийского моря активно представлены гаплотипы R1a с базовым гаплотипом (в 25-маркерном формате)

13 25 15 11 11 14 12 12 10 13 11 30 — 15 9 10 11 11 23 14 20 32 12 15 15 16.

Его можно сравнить с гаплотипом Русской равнины (он же — центрально-евразийский базовый гаплотип)

13 25 16 11 11 14 12 12 10 13 11 30 — 15 9 10 11 11 24 14 20 32 12 15 15 16.

Как видно, «балтийский» отличается всего двумя мутациями на 25 маркерах, что разводит их общих предков всего на 45 поколений, или на 1125 лет. Учитывая, что общий предок первого гаплотипа жил примерно 2000 лет назад, а второго — 4800 лет назад, то различий в мутациях могло быть и больше. Их больше и есть, если продолжить рассмотрение на последующих панелях гаплотипов. На последующих 32 маркерах (в сумме 67 маркеров) эти базовые гаплотипы имеют вид, соответственно

— 11 11 19 21 16 16 17 17 34 38 12 11 — 11 8 17 17 8 12 10 8 11 10 12 22 22 15 11 12 12 13 8 14 23 21 12 12 11 13 11 11 12 12;

— 11 11 19 23 16 16 18 18 34 38 13 11 — 11 8 17 17 8 12 10 8 11 10 12 22 22 15 11 12 12 13 8 14 23 21 12 12 11 13 11 11 12 13.

Добавилось 6 мутаций, в сумме 8 мутаций на 67-маркерных гаплотипах, что дает 58 поколений, то есть 1450 лет между общими предками «балтийских» гаплотипов и гаплотипов Русской равнины.

Здесь не так важны расстояния в годах, как то, что гаплотипы Русской равнины и «балтийцев» очень похожи. В целом анализ гаплотипов и исторических сведений показывает, что немало славян переселилось в Западную Прибалтику, в Скандинавию, в середине 1 тыс. н.э., в эпоху Великого переселения народов. Они же активно использовали Волжский торговый путь, они строили, судя по описаниям «скандинавских длинных домов», верфи и строительно-ремонтные сооружения для обслуживания кораблей на этом пути, они же доставляли серебряные дирхемы с низовьев Волги и южного побережья Каспийского моря в Прибалтику, и активно взаимодействовали со славянским населением Новгорода, Ладоги и окрестностей. Поэтому «призыв» их лидеров «на княжение» в Новгород был вовсе не призывом неких скандинавов или немцев, а был призыв своих же по родству и языку.

Что касается имен «варягов», таких, как Хельги, Ингвар, Хельга (женское имя) и подобные, то совершенно понятно, что после 100—200 лет жизни на островах Балтики и в Скандинавии имена могли и измениться. Русские эмигранты в США уже после двух-трех поколений называют своих детей Робертами и Ричардами, да и не только эмигранты, но и жители России. Поэтому странно читать у одного из историков-норманистов: «Сложно себе представить причину, по которой киевские славяне стали бы давать своим князьям германские имена. По крайней мере, имена князей других славянских государств (Моравии, Чехии, Сербии, Хорватии, Польши и т.д.) дохристианского периода почти исключительно славянские». Представить совсем не сложно, просто у других славянских государств была несколько другая история.

Еще выдержка из описаний норманиста: «Описание похорон «знатного руса» в отчете (арабского документа) Ибн Фадлана до мельчайших деталей — положение умерших на корабле, состав и размещение жертв и погребального инвентаря — соответствует хорошо изученному ритуалу (свевов — А.К.) у Венделя и Вальсъерсе... И далее норманист пишет: «В Вендельский период (550—780 гг. — А.К.) такой погребальный обычай бытовал только на Аландских островах и западном побережье Финляндии. И больше нигде в мире!»

Вот и прозвучали опять Аландские острова. По всей вероятности, это и есть источник (или один из источников) эмиграции и затем реэмиграции восточных славян, носителей гаплогруппы R1a.

Таким образом, норманнская теория просто редуцируется до славянской теории происхождения государственности в Древней Руси. Никакого противоречия между ними нет.

Михайла Васильевич Ломоносов был бы доволен.

Конечно, для большего обоснования положений настоящей статьи желательно собрать возможно больше протяженных гаплотипов современных жителей Аландских островов, Рюгена, Готланда, и провести их сопоставление с гаплотипами этнических русских. Тогда можно будет провести более детальное описание источников этих гаплотипов и дать более детальные датировки.

Опять отклики на отклики

После моих выступлений по мотивам фильма М.Н. Задорного «Рюрик», в сети разгорелась довольно жаркая дискуссия. Это хорошо, хотя вопреки известному положения, в спорах не истина рождается, а аргументы оттачиваются. Поскольку дискуссия с норманистами, по сути, является идеологической, консенсуса ожидать не приходится. Каждая сторона остается при своем мнении. Но было занятно смотреть, как норманисты абсолютно не воспринимают новых аргументов, новых данных, и как они педалируют свои совершенно некорректные соображения. Я показываю, что там манипуляции, ложь, неверное цитирование — они и глазом не моргнут, больше к разбитому положению не возвращаются, как будто его и не было, и наседают уже с другой ложью. Я опять показываю, что это неверно, что ложь — нет проблем, опять как будто ничего не было, опять не вспоминают. Про извинения, что, мол, извините, маху дал, ошибся — вообще речи нет. Особенно этим отличался некий В. Волков, сотрудник Томского музея, убежденный норманист. Ложь, манипуляции, подтасовки из него сыпались просто горохом.

Вот, смотрите. Как я писал чуть выше, Волков занял время в программе П. Лобкова, излагая о том, что «в Белоруссии свои славяне», «на Украине живут другие славяне, ближе к полякам», «генетически различаются очень сильно». Я выступил и показал, что это — ложь, что все основные гаплогруппы у русских, украинцев, белорусов те же самые, что украинцы вовсе не ближе к полякам, а даже часто наоборот. Это описано в этой главе выше. Вы думаете, Волков извинился? Признал, что был неправ? Да ни в коем случае, сделал вид, что ничего не было. Без перерыва тут же перескочил на другую тему, что гаплотипы русских князей именно скандинавские, потому что у них в гаплотипах на третьем месте стоит 14, а это — якобы «скандинавская цифра», у балтов там 15. Сами гаплотипы приведены выше, во второй части главы. Я опять публично объяснил, что это совершенно неквалифицированное заявление, отражающее полное невежество Волкова в вопросах ДНК-генеалогии. Дело в том, что эти 14 или 15 в гаплотипах ничего не означают. Одна цифра в гаплотипе ничего не дает, она у отца одна, а у сына уже может измениться. Мутация. Почти у всех финнов (у 84%, если точнее) действительно на третьем месте стоит 14, а у прибалтийских славян там чаще 15. Но у общего предка русских князей, или у его отца или деда там произошла мутация 15→14, и у всех упомянутых в части 2-й статьи русских князей там 14. Вот и все. Надо систему смотреть, а не выдергивать один фактор. Чтобы такие вещи обсуждать, надо не один маркер смотреть, а несколько независимых.

Волков проглотил, и больше на эту тему, о 14 или 15, разговор не заводил. Но опять же не извинился, не признал, что маху дал. Замел под ковер. И тут же выскочил с новой «концепцией»: «У гаплогруппы N1c1 есть много субкладов и много кластеров, и вот тот кластер, в который входят Рюриковичи и который определяет DYF395S1=15-18 встречается в основном у шведов». На самом деле это — очередная бессмысленность. Самая распространенная (соответствующая) пара в гаплогруппе N1c1 — это 15-17. Иначе говоря, до 15-18 у нее всего одна мутация. Опять В. Волков смотрит на одиночную мутацию, которая может произойти у любого в любом поколении, и далее передаваться в потомках. Категорически нельзя в ДНК-генеалогии что-то базировать всего на одной мутации. Нужна система. Вот когда я обращал внимание на «шестерку» 9-9, 14-14-15-15, которая в основном у славян, и 10-10, 13-13-14-14, которая в основном у финнов, то это была система. Это — серия независимых мутаций.

Да что, собственно, его слушать? Давайте посмотрим, где там у шведов «встречается в основном» пара 15-18.

В основном проекте гаплогруппы N1c1 среди 425 человек имеется 21 шведский гаплотип, из них только у 18 человек определена эта пара. Смотрим. Значения 15-17 — у 13 шведов, 17-17 — у двух, 15-18 — у трех. Где там, у шведов, «в основном 15-18»?

Ну, о чем после этого можно с Волковым говорить? Ему страстно хочется, чтобы Рюриковичи шведами оказались, но не получается.

Мало того, что у шведов этой гаплогруппы N1c1 почти нет, мало того, что почти все имеют славянское происхождение, что я показывал разными способами, в том числе и на деревьях гаплотипов, но у них и этой пары, 15-18, считай что и нет. А Волков опять за свое: «Встречается в основном у шведов».

А там дело просто. Самая распространенная пара — 15-17. От нее статистика направляет мутации симметрично в две стороны — к 15-18 и 17-17, обе — одношаговые мутации (вторая — так называемая палиндромная, или мультикопийная; ее можно назвать дублетной). Никаких «в основном 15-18» там нет.

Но — будьте покойны, он и это проглотит, и выскочит с чем-то другим. Этот стиль и есть норманизм.

Еще типичный образчик типичной норманнофильской ментальности. В самом конце прошлого года в эфире появился фильм «Русь. Зарождение государственности. Идентификация Рюрика», который, по всей видимости, должен был составить «конкуренцию» авторскому фильму Михаила Задорнова «Рюрик. Потерянная быль», сразу побившему все рекорды по просмотрам. Вопрос был поставлен все тот же: кем был Рюрик на самом деле?

Этот фильм я посмотрел. Он состоит, по сути, из двух частей, перемежающихся одна с другой. Первая часть — вполне познавательная, о похищении костей Ярослава Мудрого из Киева и предположительном перевозе их в Нью-Йорк в 1940-х годах. Вторая часть — совершенно примитивная, и я бы сказал, что полная профанация — о якобы ДНК-генеалогии. Персонажи в ней — под стать. Это — тот самый В.  Волков, музейный сотрудник из Томска, якобы «ДНК-генеалог», хотя в ДНК-генеалогии он персонаж совершенно случайный. Затем популяционный генетик О.  Балановский, который довольно предусмотрительно сыграл в фильме роль статиста, и ничего содержательного не высказал. О его творчестве я уже рассказывал чуть выше — это автор той самой «научной» профанации, что украинские славяне якобы совсем другие, чем белорусские и, тем более, русские, и ближе других к полякам. В общем, паноптикум еще тот.

Я не знаю, кто из этих «ДНК-генеалогов» консультировал фильм, но за фразу, прозвучавшую в самом начале, что «каждый этнос имеет свою гаплогруппу», надо выгонять без выходного пособия. Этносы — это практически всегда объединения разных гаплогрупп. Нет у них «своей гаплогруппы». Например, в русском этносе есть четыре основных гаплогруппы — R1a, I1, I2, и N1c1, плюс еще десяток минорных, которых среди русских от нескольких процентов до долей процента. Что они — не русский этнос?

Комедийный тон фильму задала некая Елена Мельникова, которая сообщила, что имя Рюрик — шведское, и произошло от имени Хрерикер. Да, есть такое — пишется как Hroerekr, но при чем здесь Рюрик? Надо было сразу врезать зрителям, что это имя произошло от Рериха, Николая Константиновича. Было бы более убедительно.

Забавно было и то, как в фильме показано, что в июне 2012 года князья, члены Российского Дворянского собрания, начиная с Г. Гагарина, сдавали свои мазки из ротовой полости для определения ДНК, и что в декабре 2012 года, наконец, результаты были готовы. Там, правда, работы для получения результатов всего на пару дней, но попгенетики запрягают долго. А главное — я и не знал, что это только в 2012 году определят, когда в начале 2011 года анализировал гаплотипы этих же князей по базам данных (статья об этом в «Вестнике ДНК-генеалогии» вышла в апреле того же 2011 года). Зачем нужно было комедию в фильме ломать, когда у того же князя Гагарина гаплотип давно уже был определен, а именно в конце 2007 года, как определено и то, что среди «Рюриковичей» есть две линии, R1a и N1c1. Это давно известно.

Но самое комичное в фильме было в конце. Это когда три танкиста, три веселых друга... пардон, три попгенетика собрались вместе в декабре 2012 года, и крупно писали друг другу на листе бумаги те самые буквы — R1a и N1c1, которые фигурировали в статье «Операция «чистые Рюрики» в русском издании журнала Newsweek в далеком 2007 году. И когда В. Волков ткнул пальцем в буквы N1c1 и сказал: «Жил в Швеции». Откуда, каким это образом? А так... потому что так нужно было. Норманизм.

Кстати, к этому моему тексту на форуме «Переформат» поступил комментарий Виктора Митрофанова: «Спасибо за статью. Смотрел и я этот фильм «Русь. Зарождение государственности. Идентификация Рюрика». Данными там оперировали, конечно, как хотели: в начале фильма на карте скандинавский полуостров был обозначен как зона гаплогруппы I, а в конце фильма скандинавской стала гаплогруппа N1c1. Кстати, Гагарин там в синхроне говорил, что Рюрик однозначно славянин:)»

Ясно, что норманнофилы эту реплику князя Гагарина никогда не процитируют. У них цитирование избирательное, отфильтрованное.

Еще комментарий, имеющий отношение к делу, Игоря Журавлева: «С большим интересом прочел Вашу статью, практически со всеми выводами согласен, однако не могу не указать на одно тонкое место. Вы пишете, что представители того же южно-балтийско-славянского субклада живут, в том числе, в Норвегии и Швеции. Причем их там не так уж и мало. Получается, что чисто теоретически предок Рюриковичей мог в свое время приехать на Русь из Скандинавии, вернувшись таким образом на свою «историческую родину».

Примечательно, что Волков, утверждая, что субклад L550 делится на 2 ветви (южно-балтийскую и скандинавскую), а гаплотип «Рюрика» несомненно является скандинавским по происхождению, сам же при этом проговаривается: «Основываясь на генетических данных можно предполагать, что предки Рюриковичей N lc l появились в районе Уппсалы около 1500 лет назад в процессе миграции представителей скандинавской ветви с территории Северо-западной России в Швецию».

Т.е. он то ли не понимает, что этими словами сам же себя, по сути, опровергает: ведь если носители этой ветви прибыли в Швецию из Северо-западной Руси, значит, какая-то их часть (и, скорее всего, большая) должна была здесь же и остаться! То ли он просто не придал этому значения, а может — случайно проговорился:)

Но тут дело в том, что это место, являющееся слабым у Волкова, не самое сильное и в ваших построениях. И поэтому мы не может наверняка утверждать, был ли Рюрик «местным» или «репатриантом» из Скандинавии. Хотя в том, что вы разбили их «неопровержимые доказательства», я на 100% согласен. Но при этом точного ответа на главный вопрос — о происхождении Рюрика, все равно (пока?) не получили».

Я ответил: «Обратите внимание на место в статье выше: «Поэтому надо понимать, что ДНК-генеалогические признаки не являются абсолютными (как, впрочем, и никакие другие), но они, будучи вероятностными, помогают приходить к определенным выводам, особенно когда подкрепляются положениями археологии, антропологии, лингвистики, которые, естественно, тоже не являются абсолютными. Так происходит постепенное приближение «к истине», которая тоже не абсолютна, потому что в постоянном приближении. Так работает наука».

Поэтому в науке нет слова «истина». Как и в документах Генштаба нет слова «война». Но если последнее — дань традиции, то первое имеет глубокий смысл. Наука выдает результат как продукт оптимизации большого количества факторов, часто противоречивых, и мы в каждый данный момент не знаем, что из них верно, что нет, что ошибка, что сфальсифицировано (да, бывает и так), что натянуто или не рассмотрены возможные альтернативы. Поэтому «точный ответ» в науке является на самом деле «наиболее вероятным ответом», особенно на передних фронтах науки, когда картина еще не устоялась. Кстати, устоявшаяся картина — в науке тоже далеко не всегда правильная.

Поэтому по совокупности данных, по их «оптимизации», а значит, по результату взвешивания «за» и «против», и оценки достоверности каждого привходящего фактора, происхождение Рюрика — славянское, а не «скандинавское». В общую картину идут и вторичные факторы, которые в отдельности имеют вес небольшой. Например, что князь Гагарин, один из «Рюриковичей», член Российского Дворянского собрания, судя по комментарию выше, сказал в фильме, что Рюрик был безусловно славянин. Сам по себе этот комментарий князя имеет малую научную ценность, сказать можно все, что угодно, но когда картина складывается убедительная, то слово самого «потомка» приобретает дополнительный вес.

Я здесь должен подчеркнуть, что говоря «Рюрик», мы в данном контексте имеем в виду предка группы русских князей. Его не обязательно звали именно «Рюрик», но в общей постановке проблемы и ее решении этот фактор имеет важное значение. Мы ведь складываем мозаику, и это есть та самая оптимизация. До привнесения ДНК-генеалогии эти князья рассматривались как вторичный, или третичный фактор. Мало ли что они говорят, они, может, вовсе и не родственники друг другу. И вдруг оказалось, что родственники, одна ДНК-линия, и которая сходится к общему предку, жившему в то же время, что и легендарный Рюрик. Сразу фактор князей стал одним из важных, если не определяющих. И норманисты на это моментально отреагировали. В ответе мне ведущий «норманист» Лев Самуилович Клейн написал: «Что значительная часть русских князей-Рюриковичей оказалась по гаплотипу не скандинавской, мне известно. Это те князья, принадлежность которых к Рюриковичам и ранее ставилась под сомнение по другим основаниям». Как видите, Л. Клейн признает, что не скандинавы по происхождению, но сразу включается отрицание самого фактора князей. Вот так работают норманисты. Их в дверь, а они в окно.

И последнее. Не «точный ответ» меня в данном случае интересовал, когда я работал с ДНК князей и вообще большим количеством носителей гаплогруппы N1c1 и R1a. Не в этом была задача, которую я сам перед собой поставил. Если бы меня тогда спросили: «А вы получите точный ответ?», я бы сказал, что наука в таких ситуациях не дает «точных ответов». Но она показывает, что теории норманистов дутые, что есть толковые альтернативы, которые они не рассматривают, а если рассматривают, то, как обычно, жульничают, заметают под ковер, искажают.

Я работал над материалом, который может пролить свет на проблему с другой, неожиданной стороны, добавить новые факторы в ту самую оптимизацию. И добавил. А что до того, откуда Рюрик со своими славянскими корнями мог вернуться на родину, свою или предков — то что это принципиально меняет? Да хоть из Австралии. На то, откуда вернулся, есть горы материалов у историков. Только они опять противоречивы, вот в чем штука. Поэтому, думаю, их надо еще раз (и не один) пересмотреть, используя новое знание, полученное в последнее время. Процесс познания бесконечен, и в этом вопросе тоже.

«Вы пишете, что представители того же южно-балтийско-славянского субклада живут, в том числе, в Норвегии и Швеции. Причем их там не так уж и мало».

«Много» или «мало» — категории относительные. Мало по сравнению с чем? Я в статье выше пишу — среди 425 гаплотипов гаплогруппы N1c1, приведенных в базе данных, русских — 77, поляков — 32, шведов — 21, норвежцев — 10, эстонцев — 3, датчан — 2. Остальные в основном финны, но у них другие гаплотипы. А подавляющее большинство «скандинавских» (включая и эстонские) гаплотипов — славянские по происхождению. И это не удивительно — ведь направление миграции носителей N1c1 на запад от Северной и Южной Балтики было или от финнов, или от южно-балтийских славян. Нет «своих» гаплотипов в Скандинавии, там либо финские, либо славянские. И славяне там доминировали, это даже по языку видно. Обратите внимание, языки в Швеции, Норвегии, Дании и части Финляндии — индоевропейские, а не финно-угорские. Это был вообще единый язык до середины XI в. н.э., опять же индоевропейский. Потому и славянские гаплотипы доминируют, эти понятия— гаплотипы и язык — часто взаимосвязаны.

И опять, как предсказывалось, выскочил В. Волков. Уроки ему впрок не пошли.

Волков называет ветвь гаплогруппы N1c1 «скандинавско-русской» (в их проекте это «скандинавская», так что уже прогресс), и это здесь же использует как аргумент, что это скандинавская. Порочная «аргументация».

Что, мне ему отвечать на «возражение», что «славяне не могли двигаться по территории, где никаких славян не было»? Даже лингвистически это неверно, в сторону Швеции распространялись языки индоевропейские, включая древнескандинавские. Откуда они туда попали? Так от славян же, язык которых — тоже индоевропейский.

«Гаплотипов скандинавской ветви нет на южном побережье Балтики» — это именно то, что я и пишу. Что никаких скандинавов там не было.

Он жонглирует лингвистическими понятиями: «Все этнические славяне из южно-балтийской ветви N1c1 стали славянами не ранее, чем 1000 лет назад, первоначально будучи балтами», а я отвечаю: ДНК-генеалогическими, где «балты» и «славяне» относятся к одному и тому же роду (в данном случае, а в целом — к нескольким родам, опять совпадающих у балтов и славян).

«Также не стоит считать гаплотипы Рюриковичей финскими». Ну, спасибо. Вы видите приемы Волкова? Он якобы отрицает то, что сам приписывает оппоненту. Опять — заболтать, замотать, авось читатель не разберется.

«Но таким же научным фактом является присутствие скандинавов на территории Северо-Западной России». Ну и что? При чем здесь Рюриковичи и основание русской государственности? Опять подмена понятий. Мало ли где славяне были в Европе, да везде были. Что с того? Да и то, что написано, не факт. Он сам только что выше писал, что «гаплотипов скандинавской ветви нет на южном побережье Балтики». Если взять R1a, то в России вообще нет скандинавской ветви. Или они сортировали своих дружинников по гаплотипам, прежде чем на Русь идти? Были бы на Руси скандинавы в заметных количествах, то и гаплотипы бы их были, включая R1a. Нет их.

И тут же — реклама их норманистского сайта, мол, заходите, люди добрые, мы тут вам все расскажем, что славян не было, все это — скандинавы. Нет, спасибо. Хотя обычная ответная фраза «нет, лучше вы к нам» тоже не подходит. Оставайтесь у себя, раз дискутировать не умеете.

Комментарий Вазгена Шеремета: «Не могу не отметить, что вы избираете единственно верную тактику в данном случае: обвинения в ненаучности и незнании «очевидных фактов», славянофилии и квасном патриотизме (не считая мусора, не имеющего отношения к делу) растянулись бы на многие страницы. Неблагодарное дело — все равно ничего не докажешь сотруднику агитпропа».

Новая серия переписки с Л.С. Клейном

Л.С. Клейн — известный российский археолог. У меня с ним была объемная переписка два года назад, в которой я попытался заинтересовать его ДНК-генеалогией. Причина была проста — я увидел в его работах положения, которые он не мог объяснить, и возвращался к ним опять и опять, каждый раз говоря, что объяснений дать не может. Это касалось, например, того, что у многих археологических культур Русской равнины корни расходятся в разные стороны, и Л. Клейн не мог этого понять. А причина совершенно проста — на Русской равнине были две основные гаплогруппы — R1b и R1a, причем первая на тысячу лет раньше, чем вторая. Первая пришла с востока, вторая — с запада. Обе гаплогруппы — европеоидные, братские, различить их по антропологии практически невозможно. Многие археологические культуры были начаты эрбинами (R1b) и продолжены ариями (R1a). Вот и корни разные.

К моему удивлению, граничащему с изумлением, Л. Клейн в ходе нашей с ним переписки ДНК-генеалогией не заинтересовался. Точнее, он даже и не начал интересоваться, у него тут же включился некий ментальный блок. Он обсуждал все, что угодно, и это заняло около 50 объемных писем. Но не ДНК-генеалогию. С самого начала он начал сообщать, что по этому поводу говорят популяционные генетики (которые к ДНК-генеалогии отношения фактически не имеют, это другая научная дисциплина), что то, что половина этнических русских и все северная Индия имеют гаплогруппу R1a — это какое-то недоразумение, начал сомневаться, что мои расчеты верные (не имея к сомнениям никаких примеров или обоснований, а просто так, видимо, чтобы просто усомниться), и так далее.

Стало ясно, что ДНК-генеалогия его не интересует в принципе, и он на себя просто нагоняет это отсутствие интереса. Ищет поводы, чтобы ему было неинтересно. На мое сообщение о возможной причине разных корней у археологических культур он даже не откликнулся. Когда стало окончательно ясно, что наши ментальности противоположны, и толку от общения нет, что от моих упоминаний про древних ариев он тут же переходит на Гитлера и нацистов, что для меня признак явной ущербности, я переписку прекратил. Тогда я и понятия не имел, что Л. Клейн — лидер современных «норманистов», или норманнофилов. Иначе я бы понял, что кроется за его дежурной фразой в его работах, что «вот тут некоторые дошли до того, что предков славян в ариях ищут». А я эту фразу счел за простую неосведомленность Л. Клейна, что древние арии и две трети современных этнических русских имеют одну и ту же гаплогруппу, R1a. Когда попытался объяснить, то опять пошло, что это какое-то недоразумение. Я ему процитировал известную американскую поговорку, про «не путайте меня фактами, я уже настроился на обратное», и переписку прекратил.

И вот когда я написал популярную статью по фильму М.Н. Задорнова, то Л.С. Клейн в своей сетевой рубрике вдруг отозвался, что мои статьи специалисты (в популяционной генетике) не цитируют.

Вы видите разницу в ментальности? Я показываю на диаграммах и графиках, на сериях гаплотипов, что предками Рюриковичей были никакие не шведы, а наиболее вероятны славяне, представители южно-балтийской ветви, а Клейн — что его не цитируют! То есть не по сути доказательств, не по сути данных, не по сути выводов и заключений, а уходя в какие-то совершенно не относящиеся к делу пассы.

Л.К. Клейн — это представитель некого «явления» в гуманитарных направлениях наук, которые не говорят по сути, если им это невыгодно. Они заматывают, забалтывают, бегают по всему полю, а сами данные не обсуждают. Вот это — суть норманизма. Они выпячивают то, что им кажется важным, но то, что противоречит — не показывают, обходят, скрывают, не цитируют. При этом активно включаются манипуляции, подгонки, искажения, передергивание данных.

Вот это и есть норманизм.

Итак, я опубликовал систему данных и доказательств, что князья, предполагаемые потомки Рюрика, члены Российского Дворянского собрания, являются потомками вовсе не шведов, а южно-балтийских славян. Эти материалы в научно-популярной форме приведены выше в этой книге. На самом деле здесь можно придумать массу вариантов, что эти князья — потомки не Рюрика, а какого-то другого знатного воеводы, или что их предки, будучи по происхождению славянами, ушли повоевать в Скандинавию, да хоть в Англию (где тоже славянские по происхождению гаплотипы встречаются, и не меньше, чем в Швеции), а потом вернулись. Придумывать можно все, что угодно. Ценность моих исследований гаплотипов вовсе не в этом, а том, что появилась система новых данных, подходов, выводов, которые теперь необходимо принимать во внимание, включить в круг данных по происхождению русской государственности, в научный оборот.

Да? Не знаете вы норманнофилов. Они сразу включают испытанные средства:

Первое: «Ничего не вижу, ничего не слышу».

Второе: автор в шляпе. Или — он не в шляпе. Не так одет. Не там опубликовал. Его «специалисты по популяционной генетике не цитируют». Он журнал издает. Он не профессор, или профессор, но не там, или там, но не тогда, или тогда, но не специалист в популяционной генетике.

Третье: данные перевирают, искажают, выставляют встречные, типа «пара 15-18», что есть ложь.

И так далее, только чтобы на прямые вопросы не отвечать.

Этот стиль тут же принял Л.С. Клейн. Поэтому я считаю делом сто́ящим опубликовать нашу с ним переписку, серия вторая, только на этот раз не личные обращения друг к другу, а через публичные форумы, или блоги. Дело здесь не в самом Л. Клейне, а в показе явления, в обнажении сути норманизма, в демонстрации манеры, в которой они ведут «дискуссию», в которой для них главное — не суть вопроса, а сторонние пассы, в первую очередь направленные на дискредитацию оппонента, как им кажется.

Чтобы не дублировать словесные пассажи Л. Клейна, и тем самым не поощрять его манеру «дискуссии», я буду приводить только мои ответы, которые содержат те самые его пассажи. Из них ясно, насколько Л. Клейн уходит от самих вопросов дискуссии, и постоянно переводит стрелки на личность оппонента, на вопросы третьестепенные. Ну как вы отнесетесь к тому, что в ответ на мои доказательства того, что Рюриковичи не шведы, а славяне по происхождению, следует «ответ», то это не ДНК-генеалогия, а популяционная генетика? Это-то при чем?

Приступим.

Ответ первый

Л. Клейн, к сожалению, пошел обычным путем передергивания и искажения, доводя до абсурда, а также излагая то, что не понимает. Например,

>попутно завел журнал о ДНК-генеалогии, как он это называет, а у профессионалов это называется популяционной генетикой (сюда входит и палеогенетика).

Он путает ДНК-генеалогию с популяционной генетикой, хотя у них совершенно разные методологии, и как следствие — это разные науки. Это все равно, что путать лингвистику с археологией. То есть этого Л. Клейн не воспринимает, хотя я ему ранее это во многих письмах объяснял. Но это ему на самом деле нужно для усиления тезиса, что «популяционные генетики его (то есть меня — А.К.) не цитируют». Так они другим занимаются, что им меня цитировать? Более того, я от публикации к публикации показываю, что их подходы и расчеты неверны, потому они меня не цитируют. В нашем журнале (линки выставлены на http://aklyosov.home.comcast.net) есть отдельный раздел «Осторожно: популяционные генетики», в котором мы подробно разбираем натяжки, подтасовки и откровенную безграмотность этих «профессионалов». Так что я осознанно еще несколько лет назад пошел на разрыв с «популяционной генетикой», в той части, которая относится к анализу гаплотипов и соответствующей связи с историей и лингвистикой.

Вот, например, как я это описывал в журнале «Биохимия», одном из наиболее заслуженных журналов Российской Академии наук: популяционная генетика обычно занимается сравнительным анализом популяций путем изучения частот аллелей и их изменения под влиянием эволюционных процессов, объясняя таким образом адаптацию и специализацию в популяциях, и в итоге формулируя закономерности и законы перехода от набора генотипов к серии фенотипов в популяции. Напротив, ДНК-генеалогия — это, по сути, наука историческая, создаваемая на базе химической и биологической кинетики и секвенирования ДНК. В ней ярко и количественно выражена временная компонента. Иными словами, ДНК-генеалогия — это продукт слияния определения последовательностей определенных фрагментов ДНК (гаплотипов) и методов химической кинетики, количественно анализирующих динамику изменения этих последовательностей в популяциях. Генетики так таковой в ДНК-генеалогии нет, она рассматривает только негенные области ДНК.

Это же я рассказывал и Л. Клейну в нашей продолжительной переписке. И не моя вина, что он это не усвоил. Впрочем, наверное, и не его вина, а скорее беда.

>...сводит этносы к гаплогруппам, т.е. к биологии.

Л. Клейн опять не понимает, что ДНК-генеалогия этносами не занимается. Она занимается родами, то есть гапло-группами, и их историей. У этнических русских, например, полтора десятка гаплогрупп, и все вместе они составляют этнос. Этнос — не вопрос ДНК-генеалогии, и к гаплогруппам его сводить бессмысленно. Немцы и русские имеют тот же набор гаплогрупп, только в разной пропорции, а этносы разные. И опять, я столько Л. Клейну про это ранее объяснял, а он не воспринимает.

И про то, почему с гуманитариями трудно, Л. Клейн не понял. Дело в том, что ДНК-генеалогия подняла новый пласт знания, а гуманитариям это не нужно. Не хотят они ничего у себя менять. Вот в чем главная причина. А не хотят — потому что или не понимают, как Л. Клейн, или страшит что-то менять. Опять же, приказа сверху не дали, а инициатива наказуема.

>...констатируют заметный в истории IX—XI веков факт успешного нашествия норманнов (скандинавов) на восточнославянские земли.

Да не аргумент это, Л. Клейн опять садится на заезженную лошадку. И скифы, и сарматы, и прочие праславяне тоже будь здоров как «нашествовали» на Центральную Европу. Ну и что с того? В Европе все давно в этом отношении перемешалось, и ДНК-генеалогия разворачивает этот пасьянс, где получается. При этом удается прослеживать многочисленные ветви славянских R1a, вклинивающиеся в Центральную Европу (и далее на запад) в 1 тыс. до н.э. и в первой половине 1 тыс. н.э. А вот никаких ветвей скандинавов (норманнов), которые бы вклинивались в восточнославянские земли нет и близко, вот в чем штука. Если и есть, то только возвратные славянские, которые испокон веков уже были на Русской равнине. А они свои, поэтому ничем не отличаются от местных, исконных.

Потому я и повторяю столько раз, что не было никаких «скандинавов» на восточнославянских землях, которые отличались бы от местных славян. А вот в самой Скандинавии такие отличные ветви R1a есть, которые ушли с Русской равнины тысячелетия назад. Так и называются — родительская «скандинавская ветвь» R1a-Z284 (образовалась 4300 лет назад), ее дочерняя «старая скандинавская ветвь» R1a-Z287 (образовалась 3700 лет назад), внучатая «молодая скандинавская ветвь» R1a-L448 (образовалась 2700 лет назад), правнучка «шотландская горная ветвь» R1a-L176.1 (образовалась 1850 лет назад). А среди русских этих ветвей или их представителей нет. У них — R1a-Z280 (образовалась 4900 лет назад) и R1a-M458 (образовалась 4200 лет назад), и их подветви.

Уже один этот факт от норманизма камня на камне не оставляет. Так и получается, что эти «скандинавы» на самом деле славянами и были, возможно, вернувшимися из военных походов. Но славяне местные, свои, не «скандинавские» ветви.

Пусть Л. Клейн найдет мне хотя бы одну работу «популяционных генетиков», где они приводили бы подобные идентификации ветвей, да еще с датировками. Нет таких, это не вопрос популяционной генетики. Это вопрос совершенно другой дисциплины, ДНК-генеалогии.

Но ведь «норманнофилы» и на это глаза закроют. Вы думаете, Л. Клейн теперь это цитировать будет? Изменит точку зрения? Да ни в коем случае. Для этого надо быть независимой, сильной личностью, настоящим ученым. В этом и причина, почему он ни словом не упомянул те мои графики и данные, что я привел в части 2 моей статьи по мотивам фильма М. Задорнова. Там же совершенно убедительно было показано, что и предки российских «Рюриковичей», князей Дворянского собрания, и шведы, и датчане, и норвежцы (гаплогруппы N1c1) — это никакие не «скандинавы» по происхождению, а южные балты, которые сплошь славяне. А Клейн и не упоминает, глаза закрывает. А потом будет приговаривать: «Его норманнофилы не цитируют».

Вот ведь в чем корень этих его высказываний. Нет у них, норманнофилов, никакой науки. Есть идеология, стоящая на натяжках, подтасовках, произвольных интерпретациях, на закрывании глаз на факты. Это — не наука, и ее представитель (во всяком случае в отношении норманизма) — Л. Клейн. Вот потому со многими гуманитариями трудно, не хотят они смотреть чуть в сторону от заезженной колеи. Причем шоры сами на себя надевают.

И со славянским патриотизмом Л. Клейн передернул. Волков, о чем я писал ранее, базировал свой тезис на неверном положении, что «славян на Русской равнине не было», и на этом основании перескочил на то, что раз так, то и патриотизма славянского нет и быть не может. Л. Клейн теперь протягивает ему руку и подводит более «основательную» базу. Вот такую:

>Славянский патриотизм действительно не существует. Всех славян ничего не объединяет, кроме языка: ни раса, ни культура, ни религия, ни политика, ни даже гаплогруппа (у южных славян господствует не та, что у восточных и западных).

Я, пожалуй, зачитаю этот пассаж осенью этого года в Сербии, на конференции по славянству. Представляю взрыв возмущения в аудитории. А после этого мне придется (с сожалением) сказать, что автор этого пассажа — еврей, который для себя ничего не вынес из истории еврейства и его трагических проблем. Боюсь, что взрыв негодования будет еще более сильным. Неужели для Л. Клейна можно быть настолько бестактным, чтобы такие «плюхи» допускать?

Можно подумать, что русских объединяет «политика». Да сколько людей, столько и «политик», вплоть до диаметрально противоположных мнений. И это совершенно нормальное дело. И никакая гаплогруппа русских не объединяет. Значит, по Клейну, и патриотизма быть не может.

Видите уровень «аргументации»? Опять, лишь бы заболтать.

>...здесь сидел одно время в тюрьме и лагере.

А вот этого не надо. Л. Клейн, видимо, полагает, что незнающая аудитория проникнется симпатией к якобы «диссиденту» и «борцу с режимом», которым Л. Клейн себя здесь в некотором смысле позиционирует. Не надо, а то кто-нибудь может спросить, а за что сидел в тюрьме и лагере? И — придется ответить, к полному конфузу окружающих.

>Анатолий Алексеевич Клёсов... эмигрировал в Америку, служит американскому производству... попреки в мой адрес в сложившейся ситуации звучат, по меньшей мере, пикантно.

Я разрабатываю противораковые и противовоспалительные лекарства. И что же здесь звучит «пикантно»? Или это не служит и российским людям, если заболеют? Любой врач в России и других странах может найти мои книги по биомедицинским направлениям и выписать их, например, с известного сайта www.amazon.com. Или других аргументов у Л. Клейна уже нет?

Естественно, никаких других аргументов у него нет. Потому любой заметит, что я даю ФАКТЫ в отношении «норманнов», диаграммы, графики, датировки, указывающие на то, что никаких «норманнов», о которых пишет Л. Клейн и ему подобные, в истории Руси и России не было, а если и были, то как второстепенный фактор, приходили и уходили, как повсюду в Европе и за ее пределами. Были свои, славяне. А уж какое они оружие из походов приносили, какие дома строили, и какие дирхемы и прочие монеты в свои мешки складывали, это вещи совершенно вторичные.

>А теперь к сути того тезиса, который сделал А.А. Клёсова изгоем среди ученых профессионально занимающихся гаплогруппами (популяционной генетикой). Это тезис о славянах и ариях... арии — это по общему признанию науки название языковой семьи — это говорящие на иранских и индоарийских языках, и только.

Ну, про «профессиональных популяционных генетиков» — это опять Л. Клейн завел свою пластинку. Я бы назвал это профессиональным невежеством, и тех попгенетиков, и самого Л. Клейна. Впрочем, про этих «профессионалов» я уже писал выше. Вред, который они нанесли своей науке, переоценить трудно. Дискредитация полная.

Так вот, в лингвистике понятия одни. А в жизни они другие. Арии — это был род, прибывший в древности, а именно примерно 3500 лет назад, в Индию, Иран, на Ближний Восток, и не только на те территории, а й в Зауралье и до Китая, и, возможно, в Египет и в другие регионы. Говорили они на арийских языках в динамике их развития в ходе столетий и тысячелетий. Так что языковая семья — это просто один, хотя и важный угол рассмотрения ариев. Не думаю, что Л. Клейн никогда не слышал о том, что классическая культура Индии складывалась в крае, известным под древним названием Арьяварта, «страна ариев». Или это древние арии из лингвистических соображений так этот край называли?

Народ это был, арии, род ариев. И ДНК-генеалогия изучает этот род, среди других родов. Изучает предков, историю этого рода, понятно? Язык — это один из факторов изучения этого рода, и его места в истории. Не место языка в истории, а место рода в истории. Название рода ариев не принадлежит лингвистике, здесь лингвистика — дисциплина прочая среди равных. Этот род проделал очень длинный миграционный путь, придя в Европу, на Балканы (что можно заключить по совокупности данных) примерно 10—9 тысяч лет назад, и оттуда уже шел по Русской равнине, расходясь по разным направлениям.

До недавнего времени это было совершенно неизвестно, поэтому понятия лингвистики были оправданными, других-то не было. Сейчас же стало ясно, что понятия лингвистики — это только небольшой фрагмент общей картины. И сидеть и долдонить, что «по общему признанию науки...» это настолько далеко от настоящей науки, которая всегда в развитии, что становится неловко, что говорящий это числит себя по научному департаменту.

Славяне — это далеко не только языковое понятие, как и арии. Более того, две трети славян имеют того же самого общего предка, что и арии, они относятся к тому же роду R1a. Это тоже еще несколько лет назад было совершенно неизвестно. Теперь наука требует привести все это в соответствие. ДНК-генеалогия и начала этот процесс приведения в соответствие. И что мы видим? Сидит некто, по фамилии Клейн, полагающий, что он представляет собой всю науку, и ничего не хочет менять. Наука, говорит, «по общему признанию»... Ауууу... Скажите ему, какое тысячелетье на дворе.

>Язык часто заимствуется, передается не в связи с биологической популяцией.

Ну, спасибо, открыли глаза. Просветили. Это называется — ломиться в открытую дверь. Но есть времена, когда язык переносится относительно компактно, особенно в древности, и есть времена, когда он заимствуется. При этом есть бесчисленное количество вариантов, к чему это приводит. Язык гаплогруппы R1a был пронесен как минимум от Анатолии в Европу, и оттуда по Русской равнине на восток, до Китая, и, возможно, дальше, до Индии, Ирана, до Ближнего Востока. И, кстати, везде по этим направлениям переносился символ свастики, как дополнительный аргумент — как минимум от Трипольской культуры на западе до Китая и тихоокеанского побережья, до Индии и Ирана, до Египта, до Аравийского полуострова. Везде, где были арии. Там еще много надо уточнять, но картина в общем складывается цельная. И с тех пор язык, естественно, заимствовался, и передавался, и в итоге сейчас многие в Памирском регионе, и вообще в Средней Азии, Индостане, Передней Азии говорят на иранских и индоарийских языках. Что же здесь не стыкуется с данными ДНК-генеалогии? А Европа с того времени вообще почти вся перешла на индоевропейские языки, в основе которых опять же был арийский язык. Что здесь не стыкуется? Что это вдруг делает меня «изгоем»? Впрочем, в суррогате от науки первопроходец — всегда «изгой».

>Если вы находите среди славянских предков ариев, то почему не объявляете праславянами африканцев, предков нынешних негров? Они ведь тоже, в конечном счете, биологические предки славян.

Вот это и есть доведение до абсурда. Да не объявляю хотя бы потому, что у них гаплогруппы другие. Это — другие рода. Более того, предки нынешних негров — не наши предки по мужской линии, хотя примерно 160 тыс. лет назад предок был общий. Но он, похоже, негроидом или другим чернокожим не был. Неандертальцы ведь не были неграми, а они наши племянники. Так что негры — не биологические предки славян. Предки славян — гаплогруппы R1a, I1, I2, N1c1, плюс много минорных. Вот их ДНК-генеалогия и изучает.

>Праарии и праславяне — это разные ветви.

По языку в его нынешней классификации — да. По гаплогруппе — на две трети один и тот же род. Но если кто упорно отказывается понимать, это его проблема, не моя.

>Миграции, конечно, заносили людей одной ветви на земли другой, смешивали их, переплетали. Гаплогруппы, выявляемые по индивидуальной биологической наследственности, помогают распутывать эти миграционные движения, но для истории народов и языков это вспомогательная дисциплина.

Для кого как. Впрочем, отрадно, что уже хоть что-то начинает доходить.

Анатолий А. Клёсов

* * *

Общий комментарий.

Найдет ли кто в «замечаниях» Л. Клейна хоть что-то по сути «норманнского вопроса» и происхождения Рюрика, о чем и были в первую очередь мои заметки? Ничего нет, кроме «факт успешного нашествия норманнов (скандинавов) на восточнославянские земли», на что я ответил данными ДНК-генеалогии, с гаплогруппами, ветвями, снип-мутациями, которые ясно показывают, что не было ничего значительного. Характерно, что в последующем Л. Клейн к этому уже не вернулся и не комментировал. Данные он не воспринимает. Норманисты, их стиль.

А о чем он тогда вообще делал комментарии? Да вот — о журнале, об этносах, об отсутствии славянского патриотизма — выдавая желательное за действительное, о тюрьме с лагерем — не сообщая, за что, о том, что я работаю на США, и что это «пикантно» — в общем, о чем угодно, только не по сути вопроса.

Ответ второй

Прекрасно. Я признателен Л.С. Клейну за то, что он так подставляется. Это дает мне возможность постепенно подводить широкую аудиторию к пониманию сути ДНК-генеалогии, ее возможностей, пусть пока на этапе становления. Действительно, что такое пять-шесть лет для новой науки?

Есть еще одна польза от подобного обмена мнениями — это на хорошем примере методично показывать, как отживающее научное поколение пытается дискредитировать новые научные направления, оперируя устаревшими понятиями, не понимая сути того, чему пытается ставить палки в колеса, и не понимая смехотворность своих попыток. Колесо-то большое, уже не остановить, палка маленькая, малюсенькая, вызывающая снисходительную усмешку.

Ну ладно, для развлечения сойдет.

>Если бы с каждым обновлением методологии та или иная дисциплина меняла свое название, то (подставьте название науки — А.К.) уже давно бы не существовала.

Таки да, некоторые уже и не существуют, алхимия, например. Но чаще новые направления ответвляются, приобретают самостоятельное значение как новые научные дисциплины. И каждый раз представители «старой», назовем ее «классической», науки переживают это ответвление болезненно, протестуют, ставят те самые палки, убедительно показывают «нецелесообразность» нового названия нового научного направления, «некомпетентность» ее лидеров. Старо как мир. На этот счет есть несколько полушуточных замечаний. Одно — что коллега скорее использует зубную щетку, чем методологию коллеги. Другое — что новые научные направления не побеждают в борьбе, просто противники постепенно вымирают.

Вспоминается яростная борьба при становлении молекулярной биологии при концептуальном (и методологическом) отделении ее от биохимии, лет пятьдесят назад. Возражали, естественно, биохимики, особенно «истэблишмент». Это — биохимия, говорили они. Нельзя молекулярную биологию возводить в ранг отдельной, самостоятельной науки. Приводили массу убедительных доводов. Давили авторитетом, академическими званиями. Но в те времена в СССР было проще, если «наверху» была поддержка. Задача решалась в два хода — раз, создание специализированного научного института АН СССР (или на худой конец отраслевого); два, создание нового научного академического журнала. Вот так был создан Институт молекулярной биологии АН СССР (в 1965 г.), и журнал «Молекулярная биология» (в 1966 г.). Все, вопрос решен, поезд уже ушел.

И таких примеров — сколько угодно. Вспомним почти анекдотический случай, когда академик (тогда член-корр. АН СССР) Н.Н. Семенов создавал «под себя» Институт химической физики. Химию знали, физику знали, к физической химии было время привыкнуть, но вот «химическая физика»? Ничего, проглотили, когда в 1931 г. правительство приняло решение. Ну, типа, кто не согласен? Выходи по одному...

Переходим к нашему времени. Термин «ДНК-генеалогия» пять лет назад был встречен в штыки, теми самыми популяционными генетиками. Мотивы — те же: как же так, это непривычно, неправильно, такого слова нет, и вообще — надо все делать по правилам, начальник должен быть из нас, мы должны решать, а как же иначе? Но поскольку решения правительства СССР, пардон, России мне ждать было некогда, то пришлось принимать решения самому. В 2008 году я основал Академию ДНК-генеалогии, памятуя, что академия — это интеллектуальное содружество людей, обсуждающих свое (в данном случае) научное направление, и — как правило — выпускающее свое научное издание. Сейчас в Академии есть свои члены в России, Японии, США, Шотландии, а в журнале «Вестник Академии ДНК-генеалогии», который выходит ежемесячно в сетевом и бумажном издании, и уже вышло в аккурат 50 выпусков общим объемом около 10 тысяч страниц, где публикуются специалисты со всего мира — от Америки и Европы до Австралии с Новой Зеландией, статьи публикуются на разных языках — и русском, и английском, и словенском, и других. Отдельную рубрику ведет на своем языке шотландка, специалист по генеалогии, которая освоила ДНК-генеалогию и стала активным популяризатором новой науки.

Так вот, методология новой науки — совершенно отличная от таковой в популяционной генетике. И понятно почему — разные цели, задачи, направления, решаемые вопросы, используемые приемы в интерпретациях данных. ДНК-генеалогия — это в значительной степени химическая (биологическая) кинетика мутаций в ДНК и историческая интерпретация получаемых результатов. Кинетика — моя прямая специальность по образованию (я заканчивал кафедру химической кинетики под руководством Н.Н. Семенова в МГУ), биологи и прочие генетики этим аппаратом не владеют, и, как показывает опыт последних пяти лет, в основном овладевать и не хотят, или не могут, подготовка не та. Да и не нужно это им в рамках попгенетики. Они другие задачи решают. Например, почему у башкир одни типичные наследственные болезни, а у евреев другие. Это — типичные вопросы популяционной генетики. Потому что генетика, популяционная. Когда они пытаются рассчитывать по мутациям хронологию древних событий, получается только конфуз. Потому что рассчитывать не умеют, образование нет то, опыт работы в генетике не тот.

В 2009 году я уламывал редактора Journal of Genetic Genealogy оставить в статье (и в заглавии) слова «ДНК-генеалогия», потому что по его (бывшему) мнению «такого слова нет», и рецензенты тоже возражали. Ничего, уломал. Так и пошло, теперь серии статей идут с этим уже принятым в науке термином, на русском и английском и других языках, в академических журналах. А Л. Клейн — опять едет по своей колее:

>А.А. Клёсов захотел возвести свои исследования по отрасли, называемой чаще всего популяционной генетикой, в ранг отдельной науки. Но остальные популяционные генетики не признали ни совершенство его методологии, ни статус отдельной науки за его ДНК-генеалогией.

Так меня не интересует ни в малейшей степени, кто там «не признали». Известная, хоть и ничейная бабушка, тоже не признавала электричество, ну так что? Беспокоиться на этот счет будем?

Но у Л.С. Клейна его ментальные сторонники есть. В Википедии (на Клёсов Анатолий Алексеевич) до совсем недавнего времени у слова «ДНК-геналогия» стояло примечание редактора «термин в науке неизвестен», и это несмотря на то, что вокруг в той же статье Википедии — масса названий статей из академических журналов, в названии которых стоит «ДНК-генеалогия». Сейчас, правда, примечание убрали. Дошло.

>Возможно, популяционная генетика тоже не самое удачное название (гаплогруппы выявляются по негенным областям хромосом).

Ну, слава Всевышнему, уже начало доходить.

>Клёсов считает свою ДНК-генеалогию исторической наукой, по аналогии с генеалогией. Но генеалогия является вспомогательной исторической дисциплиной...

Советую повторить по складам: ДНК-генеалогия. Не просто «генеалогия». Порой, или даже часто добавление слова меняет смысл. Советую повторить по складам: «Государь», и «милостивый государь». Как, дошло?

И вообще, опять пошла писать губерния — «вспомогательная», «не вспомогательная», да еще о генеалогии как таковой, «науке о семье». Л. Клейн о ДНК-генеалогии понятия не имеет, а туда же. Ну, не смешно?

Но мне не жалко. Пусть историк для начала считает ДНК-генеалогию дисциплиной вспомогательной. А когда разберется, там видно будет. Мне не шашечки нужны, а ехать.

>Методология введенная А.А. Клёсовым, пока остается в части датировок недостоверной, а от датировок очень многое зависит.

Занятно, а что Л. Клейн знает о методологии ДНК-генеалогии в отношении датировок? Я отношусь к той категории научных сотрудников, которые считают крайне неэтичным высказывать публично мнение, особенно негативное, о том, в чем высказывающий не имеет понятия. Л. Клейн, видимо, исповедует другую этику.

Подскажу. В журнале Advances in Anthropology («Успехи антропологии») у меня (с коллегой) вышла статья в 2011 году, в которой на примере 3160 гаплотипов (три тысячи сто шестьдесят), представляющих 55 генеалогических линий, многие из которых подтверждены документально, включая документальные датировки, и которые относятся к восьми разным гаплогруппам, проведена иллюстрация достоверности методологии именно в части датировок. Эта статья, по данным Google Scholar, скачана 1237 раз (http://www.scirp.org/journal/HottestPaper.aspx?JournalID=737 ), что совсем немало для академического журнала. Кстати, линк выше показывает пять наиболее популярных статей в журнале, из которых четыре мои (частью с соавторами), а пятая, статья специалиста по происхождению курдов, содержит 8 ссылок на мои работы, и вся, начиная с Абстракта, набита отнесениями к моим исследованиям.

Так что делать будем? В том числе со словами Л. Клейна, что на меня не ссылаются? Куда отнесем, в какую человеческую (поведенческую) категорию? Ложь? Очернительство? Инсинуации? Невежество?

>Если вторжение гаплогруппы R1a в Индостан происходило действительно во II тыс. до н. э., то это арии (по крайней мере, та их часть, которая вторглась), если же внедрение ее в Индостан произошло на несколько тысячелетий раньше, то это не арии, а их местный субстрат, который значительно раньше распространялся, возможно, оттуда на Восточно-Европейскую равнину.

У меня для Л. Клейна есть новость. В Индостане есть обе группы носителей R1a. Одни — «местный субстрат», что, наверное, можно так назвать при условии соответствующих определений, которые прибыли в Индостан примерно 12 тыс. лет назад. Вторые — «индоевропейцы», арии, которые датируются по гаплотипам 3850 лет назад, но это датировка их общего предка, который, видимо, еще жил на Русской равнине. Эти две группы кардинально различаются по гаплотипам, хотя обе группы — R1a. Гаплотипы первых испещрены, изобилуют мутациями по сравнению с гаплотипами вторых. Это и показывает разбег мутаций от гаплотипа первопредка в каждой группе, и дает при расчетах те самые 12 тыс. и 3850 лет. «Оттуда», то есть из Индии, эти самые древние R1a на Русскую равнину напрямую не приходили, нет у русских таких гаплотипов. И вообще носители этих древнейших R1a живут в основном племенами в джунглях. А вторые — занимают высшие касты, их там до 72%, по индийским же данным. Теперь понятнее, что может дать ДНК-генеалогия исторической науке? Пусть «вспомогательно», мне, повторяю, все равно, как это называть.

>Европа вообще накрывается двумя родственными доминантными гаплогруппами — R1a и R1b. Первая охватывает значительную часть Восточной Европы (но без южных славян), вторая — Западную Европу, граница проходит по Германии. Это остатки очень древнего, видимо, доиндоевропейского заселения. Признавать одну из них славянской или арийской никакого резона нет.

Первая часть в целом правильно, не будем придираться по мелочам. И то, что R1b (эрбины) в древности, до 1 тыс. до н.э., были «доиндоевропейцами», тоже представляется правильным, я об этом немало писал и обосновывал. Баски, например, до 92% — носители R1b, возможно, у них сохранился древний доиндоевропейский язык эрбинов, хотя с этим еще много работать надо, именно лингвистам. Но практически все R1a в Европе, которых там около 40 ветвей гаплогруппы R1a, практически все — выходцы с Русской равнины на запад в течение 1 тыс. до н.э. — первой половины 1 тыс. н.э. В этом отношении они — потомки ариев, праславян, как угодно называйте, поскольку и первые, и на две трети вторые относятся к одному и тому же роду, R1a. Это — относительно недавние данные, так что усваивайте и привыкайте к новой парадигме.

>Где был очаг германского этногенеза — в Швеции или Дании с Северной Германией, пока неясно. Скорее во втором из названных очагов. Оттуда и можно прослеживать источник норманнских вторжений.

Понятия «этногенез» в ДНК-генеалогии как такового нет, она этносами не занимается. Германский этнос — это комбинация четырех основных (на территории Германии) гаплогрупп — R1b, R1a, I1 и I2. У каждой — своя история. Переход от истории гапогрупп к «этногенезу» требует осмысления, и вот здесь историки могли бы вскрыть новые пласты знания. Но при условии содружества, и в готовности к компромиссам. Другого не будет.

>«Рода» Клёсова — это модернизированные расы. Их связь с языками, этносами, социальными общностями и т. п. такая же. И точно так же их опасно класть в основу истории.

Написана, конечно, бессмысленная ерунда. И тавтология здесь к месту и по сути. Расы — продукт слияния ДНК мужчин и женщин, плюс естественный (в основном) отбор, отражающий влияние климатических условий, условий жизни и прочее. Род, или гаплогруппа в ДНК-генеалогии, определяется метками в Y-хромосоме, влияния женщин там нет, влияния климатических условий и прочего тоже нет. Это — набор практически необратимых меток в Y-хромосоме, которые тянутся от приматов и их предков. Недавняя моя (с коллегами) статья в том же журнале Adv. Anthropology показывает, что многие мутации в Y-хромосоме современного человека сохранились на протяжении миллионов лет, от общих предков с современными гориллой, макакой, шимпанзе.

Некоторые рода современного человека образовались еще 160 тыс. лет назад, некоторые (европеоиды) — имеют общего предка 60 тыс. лет назад, и эти рода дробятся и расходятся до 20 тыс. лет назад и далее, вплоть до настоящего времени. Ну, и где там «расы», пусть и «модернизированные»? Про связь с этносами я уже пояснил, нет там прямой связи, хотя опосредованная есть, есть некие корреляции, разные в разных случаях. Связь с языками где есть, где слабо выраженная, где практически нет. И вот рассмотрение этих разных вариантов и есть весьма информативно и познавательно. Что такое «класть в основу истории» я не знаю, какая-то не очень толковая фигура речи.

>Клёсов угрожает мне, что мое утверждение об отсутствии общеславянской расы, политики, религии и культуры он повторит в Сербии, и это вызовет шквал возмущения. Вполне возможно. Но я предлагаю ему провозгласить свои возражения в Польше, Чехии или Хорватии.

Ерунду говорит Л. Клейн, выдает желаемое за действительное. Может, не обязательно желаемое, но отражает его «структуру мозга». Я больше 20 лет живу в США, и могу засвидетельствовать, что общение с поляками, чехами, сербами, словаками, словенцами, хорватами, болгарами и прочими славянами, как правило, имеет характер особенно братского общения. Сколько раз при этом подчеркивалось, со стороны всех перечисленных, что мы — славяне. Подозреваю, что Л. Клейну это просто не понять. Надеюсь, это не нуждается в пояснении.

>Клёсов обычно очень эмоционален и многословен.

Пусть так. В науке надо жить страстями. Это — хрестоматийная фраза, и думаю, не надо напоминать, откуда она. Во-вторых, я сейчас, в этом ответе, продолжаю заниматься просветительской деятельностью. Это негативист обычно краток. Облить грязью можно и на ходу, ничего не понимая в предмете, как видно из комментариев моего оппонента. А вот для донесения знаний часто нужны довольно детальные лекции. И даже после них Л. Клейн не схватывает, что показало общение с ним.

Так что не надо кокетничать, это я уже ранее говорил. Надеюсь, кое-что Л. Клейн для себя из этого обсуждения вынес. Потому что если не вынес, то дело действительно безнадежное.

На этом и подведем.

Ответ третий

В общем, отвечать уже неинтересно. Л. Клейн не хочет признать, что проиграл вчистую. Это с его стороны уже голое упрямство, только не в то время и не в том месте.

Напомню, с чего все началось. Л. Клейн вдруг написал в своем пасквиле, что меня никто не цитирует. Это был роковой шаг с его стороны. Или выстрел в свою ногу, кто как это трактует. Пришлось ему объяснить, что цитируют, дать линк на список наиболее популярных статей журнала Advances in Anthropology, в котором из пяти таких статей четыре моих, а в пятой — гроздья ссылок на мои работы.

Ну, что должен сделать в такой ситуации приличный человек? Да, совершенно верно. Повиниться. Сказать, что бес попутал. Или что информаторы плохие. Или начитался лживых сетевых материалов. Что незнаком с предметом.

Что стал делать Л. Клейн? Выбрал самый глупый и недостойный вариант, и стал погружаться все глубже и глубже. Все видят, каков modus operandi норманистов, они же норманнофилы. Не признавать своих заблуждений, упираться, закрывать глаза на факты, на доказательства, на любые основания, выдвигаемые оппонентом. Я привожу убедительные ДАННЫЕ, что дерево гаплотипов, куда попадают русские Рюриковичи гаплогруппы N1c1, князья, члены Российского Дворянского собрания, расходится на две половины. В одной сплошь финны, которые к Рюриковичам не имеют никакого отношения. В другой половине — в подавляющем большинстве славяне, и те шведы-датчане-норвежцы, которых в этой гаплогруппе на самом деле совсем немного, тоже имеют славянское происхождение, и оказываются на славянской половине дерева. И там же, повторяю, русские князья, все на своей, славянской половине в окружении русских фамилий, а также прочих славянских — украинских, белорусских, польских, литовских. Вывод — их общий предок был славянином по происхождению.

Отреагировал хоть как на это Л. Клейн? Сказал спасибо за новые данные? А ведь таких до сих пор не было. Попытался опровергнуть? Хоть как-то прокомментировать? Да что вы, это же ведь историк той самой формации, которые на факты внимания не обращают, если факты им не нравятся. Делают вид, что никаких этих фактов нет. Теперь все, кто хоть как-то уважал «историков» этой формации, или о таком даже не подозревал, думал — «ученые ведь, в белых одеждах», теперь все видят, как они работают. И не только так сами работают, а ведь и других учат, заставляют, принуждают. Подобные школы создают. Изолгались вконец. Есть, разумеется, честные историки, но им, как правило, вот такие жить не дают.

Поехали дальше. Перешел я от гаплогруппы N1c1, южнобалтийской, к гаплогруппе R1a, и показал, что никаких скандинавов на Руси не было, были опять же славяне. Потому что в Скандинавии есть четко выраженные гаплотипы R1a, которые сразу заметны, у них структурные характеристики в глаза бросаются. Так вот, нет среди славян таких. На Британских островах есть, в Западной Германии есть, в Голландии есть, а вот в России нет. Или есть столько, что совсем незаметны, может, на уровне долей процента. Не может быть такого, чтобы доли процента так и остались, с IX в. н.э. Да, собственно, говоря, и этих долей нет. И вот опять я дал ФАКТЫ, перечислил эти ветви гаплотипов R1a, скандинавские и славянские, исконные, индексы ветвей привел, не просто так. Отреагировал хоть как-то на это Л. Клейн? Сказал спасибо за новые данные? Попытался опровергнуть? Хоть как-то прокомментировать? Да что Вы, это же ведь историк той самой формации, которых факты не интересуют.

И далее — в том же духе. Я пишу в информационном ключе, Л. Клейн — в «критическом», только цену этой «критики» мы уже видели.

Ну, и какой смысл с ним дальше что-то обсуждать? Я даю материал, а он пытается замотать по всему полю.

Ну вот опять. Сочинил очередные шесть пунктов заматывания. Ни один не включает ответы, комментарии по тем самым фактам. Есть смысл продолжать? Был бы он девушкой, можно было бы поболтать, на завалинке посидеть, авось что обломится. А так?

С первого пункта — уже ложь. Что, вот так и продолжать, за руку каждый раз хватать? Ну хорошо, схвачу. Л. Клейн пишет: С А.А. Клёсовым я и не думал бороться, я вообще о нем не знал ничего.

Хорошо, открываем «Вестник ДНК-генеалогии» за 2011 год, том 4, №1, с. 61. Там приведено следующее (после моего разбора фрагментов из книги Л. Клейна):

> Перед публикацией я направил эту статью Л.С. Клейну. Через несколько часов получил ответ:

(...)

> — Уважаемый Анатолий Алексеевич... Ваше имя мне известно.

Так все-таки «я вообще о нем не знал ничего», или «Ваше имя мне известно»?

Ну что мне, так и гонять Л. Клейна по всему полю?

Да и вообще, обратите внимание на стиль. Я ему факты, он про то, кто кому известен. По сути — ничего существенного, все мелким бесом по оврагам да буеракам. Да кому интересно, кто про кого что знал? Мы что, об этом дискутируем? При чем здесь цитирование, при чем здесь «профессионалы популяционной генетики», при чем здесь все эти мелкие пассы, чтобы только от сути уйти? При чем здесь то, что у славян разных этносов нет «единой политики»? Что, эта «единая политика» у русских есть? Это что, аргумент? И вот так — буквально во всем. Какие-то надуманные, из пальца высосанные «аргументы», только бы по всему полю побегать, только бы замотать.

Короче, этот пункт — ложь, и кроме лжи там ничего нет.

>Клёсов проводит аналогию между сменой алхимии на химию и борьбой популяционной генетики с ДНК-генеалогией. Но алхимия и химия различаются кардинально, только вторая применяет научный метод, а у первой им и не пахло. Они и не спорили между собой. А те две отрасли, которые Клёсов противопоставляет, обе претендуют на научный метод, различия в методологии у них тонкие, тут есть о чем спорить.

Здесь опять попытка замотать. Не знает Л. Клейн ничего о ДНК-генеалогии, поэтому его комментариям грош цена. Да и не проводил я никакой аналогии. Речь шла о примерах смены названия науки. А здесь не смена названия, а отход другой дисциплины, как я рассказывал выше об отходе молекулярной биологии от биохимии. Где там «смена»? Нечего и обсуждать.

>По оценке Клёсова у популяционных генетиков «расчет по мутациям хронологии древних событий приводит только к конфузу». Но это предмет споров и решать его должны биохимики, занимающиеся популяционной генетикой.

Опять попытка замотать. Я и есть биохимик, который занимается ДНК-генеалогией. Причем здесь попгенетика? Поэтому — слушать сюда, когда речь о ДНК-генеалогии.

>14 расы и гаплогруппы (митохондриальные и по хромосоме Y) — биологические общности. Функция их изучения в историческом исследовании — такая же как антропологии: вспомогательная.

Опять пустая говорильня. Вспомогательная, не вспомогательная. А судьи кто?

>Понимаю, что все это слышать Вам неприятно.

Опять болтовня.

Дорогой Лев Самуилович, не стоит писать, что мне это неприятно. Опять Вы за свое. Я-то как раз получаю большое удовольствие. Уж как там Вам — мне неведомо, поэтому я и не пишу.

На этом и подведем.

Анатолий А. Клёсов


Глава 14    ОГЛАВЛЕНИЕ   Глава 16

В библиотеку VVU