А. А. Клёсов
ПРОИСХОЖДЕНИЕ СЛАВЯН, ДНК-генеалогия против «норманнской теории»


Глава 9
ГАПЛОТИПЫ ЮЖНЫХ И СЕВЕРНЫХ РУССКИХ СЛАВЯН:
ЧЕТЫРЕ ПЛЕМЕНИ?

Это — заключительный рассказ из серии по гаплотипам русских славян. Напомню, что в первом (глава 7) анализировались 257 гаплотипов этнических русских, носителей восточнославянской гаплогруппы R1a, которые были обнаружены среди более 500 гаплотипов по 12 областям Российской Федерации и опубликованы в статье, выполненной русскими и немецкими исследователями. Все гаплотипы распределились по гаплогруппам этнических русских следующим образом:

R1а  — 257 (48%, восточнославянская в данном контексте)

I2     — 82 (15%, южнославянская, или балканская, или динарская)

N1c1— 76 (14%, южно-балтийская, или уральская, или финская)

I1     — 35 (6,5%, общеевропейская)

R1b  — 28 (5,2%, эрбины)

J2     — 16 (3,0%, средиземноморская, ближневосточная)

E      — 16 (3,0%, североафриканская, условно «греческая»)

G      — 10 (1,9%, кавказская, или иранская)

K      — 9(1,7%)

F      — 6(1,1%)

C      — 2 (0,4%, условно «монгольская», в применении к Евразии)

Почти все названия гаплогрупп в скобках являются условными и неточными, скорее научно-жаргонными, и даются здесь в качестве первичной ориентации. Названия их зависят от контекста. Например, в Ирландии гаплогруппа R1a вряд ли будет «восточнославянская», хотя она попала в Ирландию с Русской равнины тысячелетия назад.

Как видно, гаплогруппа R1a в России лидирует с большим отрывом, далее идет I2, затем N1c1, и затем идет гаплогруппа I1, которую можно назвать «общеевропейской». Об I2 и И, двух основных подгруппах одной сводной гаплогруппы I и пойдет речь в данном рассказе.

Почему сразу двух родов, вместе? А потому, что в цитированной научной статье их не разделяли, так чохом и рассматривали в виде обобщенной гаплогруппы I. Видимо, уважаемые ученые не сумели. Пришлось автору настоящего рассказа сделать это за них.

Теперь — несколько общих соображений, уже изложенных в предыдущих главах. Исторической науке, да и широкому читателю известны примерно полтора десятка (или больше, если считать варианты) основных древних славянских племен и племенных союзов.

В принципе, как «общеевропейская» (I1), так и южнославянская (I2) гаплогруппы могли входить в состав любых древних славянских племен, естественно, в разных пропорциях, но эти пропорции нам пока неизвестны. Из общих соображений можно было бы полагать, что среди ильменских словен, полочан, кривичей могло быть больше гаплогруппы I1, которая часто тяготеет к северу, а среди полян, древлян, уличей, тиверцев и белых хорватов — южнославянских гаплотипов I2, но это нам тоже пока неизвестно. Более того, как будет показано ниже, I2 получила расхожее название «южно-славянской» только nQ причине ее современного распределения, хотя она встречается по всей Европе. Поэтому опять в каждом случае использования таких «географических» имен нужен правильный контекст.

И вдруг при чтении книги Л.Н. Гумилева «Древняя Русь и великая степь» (ACT, Москва, 2008, с. 109—111) я нахожу примечательные сведения о том, что во второй половине VIII века «воинственный и сильный князь Новгорода русского... Бравлин... с многочисленным войском опустошил места от Корсуни до Керчи, с большой силой пришел к Сурожу» (Житие св. Стефана, епископа Сурожского, История русской церкви. М., 1888, с. 21, и др. ссылки в кн. Гумилева). Л. Гумилев задается вопросами — кто были упомянутые здесь русы? Что за странное имя — Бравлин? Откуда пришел этот Бравлин, из какого «Новгорода»? Ведь известного Новгорода в начале IX века еще не существовало. И путем исторического анализа Л. Гумилев, привлекая соображения Г.В. Вернадского, приходит к выводу, что упомянутый «Новгород» — это скифский Неаполь (Симферополь), что русы пришли в Крым из Доно-Донецкого ареала, и что на самом деле это были потомки россомонов, о которых известно, что они в II—V вв. воевали против готов, и были союзниками гуннов и, вероятно, антов. Они были неоднократно описаны арабскими и греческими авторами как «этнос, живший около славян, но отличавшийся от последних языком и обычаями». И далее Л. Гумилев отмечает: «Слились русы и славяне только при Владимире Святом, в X в. До этого русы были самостоятельным народом, хорошо известным в Германии. Немецкие хронисты называли их руги».

В «Повесть временных лет» эта история про Бравлина не вошла.

И дальше Л. Гумилев отмечает, что немецкие историки IX в. путали россомонов и шведов, «поскольку и те, и другие были скандинавами, хотя предки россомонов еще в I—II вв. покинули родину». И далее — что «епископ Адальберт в 959 г. назвал Ольгу королевой ругов, а английский принц Эдуард (989—1017) сообщил про Ярослава Мудрого, что тот «король земли ругов, которую мы зовем Руссией». В то же время «еще в X в. современники описывали русов и славян как два разных этноса, выступающих, как правило, совместно». Как пишет Л. Гумилев, они «сложились в ареале единого пассионарного толчка», и слились «в единый древнерусский этнос... в конце X в.» Л. Гумилев, обобщая сведения и интерпретации разных авторов, приходит к выводу, что «руги» и «русы» — один и тот же народ, который еще в 307 году был обозначен в числе федератов Римской империи. «Родиной ругов была Южная Прибалтика, откуда они были вытеснены готами, после чего распространились по Восточной Европе от Адриатики до Днепра и озера Ильмень». Широкое их рассеяние привело к тому, что и название их было множественным — руги, роги, русы, розы, руци, руяны, рутены, рюгены. Их еще называли северными иллирийцами.

Впрочем, оставим историкам выяснять взаимоотношения между этими племенами, или одним племенем под разными названиями. Вернемся к ДНК-генеалогии. Слияние этноса вовсе не означает слияние их гаплогрупп. Гаплогруппы не сливаются и не ассимилируются. На основании описанного Л. Гумилевым и другими историками мы вполне можем ожидать у современных этнических русских наличия гаплогрупп россомонов, они же руги, они же рюгены, они же русы, наряду с восточными славянами (R1a), уральцами/финно-уграми (N1c1) и южными славянами, они же балканские славяне (I2).

Так и получилось. Именно эти четыре доминирующие гаплогруппы (точнее, три гаплогруппы — R1a, N1c1 и I, с двумя подгруппами последней — I1 и I2) мы и нашли. Замечательно то, что наши детальные исследования практически полностью согласуются с положениями историков, и остается только восхищаться, как историки сумели это столь точно описать на основании ускользающих данных, смазанных многими веками. Конечно, мы теперь это можем дополнить количественными сведениями, такими, как время жизни общих предков этих племен, то есть когда эти племена образовались, и тем, как выглядели их гап