А. А. Клёсов
ПРОИСХОЖДЕНИЕ СЛАВЯН, ДНК-генеалогия против «норманнской теории»


Глава 8
ГАПЛОТИПЫ ЮЖНО-БАЛТИЙСКИХ СЛАВЯН:
СЕМЬ ПЛЕМЕН?

С южно-балтийскими славянами часто происходит путаница — их почему-то порой называют «финно-уграми», или «угро-финнами», кому как нравится. На самом деле если говорить в понятиях лингвистики, то славяне финно-уграми быть никак не могут. Либо они говорят на языках славянской группы, либо на финно-угорских языках.

Исследования, которые были положены в основу этого рассказа, проводились с ДНК мужчин, которые назвали русский язык родным, которые живут на земле своих предков в нескольких поколениях. Поэтому финно-уграми они уже не могут быть просто по определению. Славяне в лингвистике — это, строго говоря, языковая категория. Точнее, славяне — это этноязыковая общность людей. В ДНК-генеалогии славян нет, как нет лингвистических категорий и этносов. Есть — род, гаплогруппа. Но часто бывает, что гаплогруппа в большой степени коррелирует с языком и с этносом, во всяком случае, в рассматриваемом регионе. Тогда допустимо эти понятия условно приравнять, но об этом приравнивании постоянно помнить.

С «русскими финно-уграми» особых проблем тоже нет. Хотя это уже несколько сложнее. Это, стало быть, русские, говорящие на языках финно-угорской группы. Или современные русские, предки которых говорили на языках финно-угорской группы. Это — языки прибалтийские (финский, ижорский, карельский, вепский, водский, эстонский, ливский и другие), саамские (в частности, на Кольском полуострове), мордовский (эрзя, мокша), марийский, пермский (коми, удмуртский). В свою очередь финно-угорские языки — ветвь языков уральских. Есть ли такие среди потомков, кто говорили на тех языках, и которые сейчас считают своим родным языком русский? Есть, разумеется.

Таким образом, мы уже имеем пересечение трех понятий — языкового, этнического, и современной национальности. Каждое из них имеет свою область рассмотрения, свою терминологию. Сюда добавляется еще историческая координата. Например, в составе Новгородской Руси, или, как ее еще называют, Ладого-Новгородской Руси, были представители разных, еще более древних племен. Были среди них те, у кого предки говорили на финно-угорских, или, более широко, уральских языках? Естественно, были. Можно назвать их славяне? Да так и называют, говоря о древних славянских племенах, включая Новгородскую Русь.

Итак, нынешний русский человек, который считает русский, славянский язык своим родным, как считали и его предки в нескольких (как минимум) поколениях, вполне мог иметь предков среди древних славянских племен, которые могли разговаривать на языках финно-угорской, или уральской группы, или происходить от тех, которые на них в прошлом разговаривали.

Таким образом, делать пассы в отношении «финно-угорского происхождения» современных русских — неверно, да и просто глупо. И не потому, что «финно-угорские» — это что-то предосудительное, а просто потому, что нет такого происхождения. Нельзя произойти от языка. Естественно, могли быть, и были поселения, которые могут классифицироваться как «финно-угорские», но здесь исследователи совершают некоторую подмену, перенося языковые понятия на этнографические, и наоборот. Не говоря уже о понятиях и критериях археологических.

И вот, как будто уже нет достаточного винегрета понятий, которые обсуждаются специалистами в рамках разных парадигм, в эти понятия стремительно вошла ДНК-генеалогия, привнеся дополнительную координату. А именно, метку древнего рода, под названием «снип», определяющую гаплогруппу, которая и является определением древнего рода. Причем в отличие от национальности, записанной в паспорте, и которую всегда можно поменять, в отличие от языка, который со временем ассимилируется, адаптируется к окружению, в отличие от этнографических факторов, тоже порой подверженных довольно быстрым изменениям, гаплогруппа не ассимилируется. Она определяется «рисунком» мутаций в ДНК, причем в мужской Y-хромосоме ДНК, которая передается от отца к сыну сотнями и тысячами поколений. В результате довольно простых и надежных тестов можно определить, к какому роду принадлежит любой человек. Оказалось, что для людей, говорящих на языках финно-угорской группы (или потомков тех людей), и живущих на севере России (а также в Финляндии, Швеции, Эстонии), характерна гаплогруппа N1c1. Но она же характерна и для людей, говорящих на языках индоевропейской семьи, и живущих на севере России, в прибалтийских странах, и среди южно-балтийских славян. Количество носителей гаплогруппы N1c1, быстро нарастает к северу от Пскова и Новгорода.

Если остановится только на этнических русских, то таких по всей России в среднем 14%, но на севере России значительно больше.

В предыдущем рассказе описывалось, что относительно недавно были опубликованы результаты тестирования 539 жителей 12 областей Российской Федерации. Как принято у специалистов, для тестов отбирали только тех, кто не менее трех поколений жил на этой территории (то есть отец, дед, мать и бабушка родились в данной области), чтобы все четверо предков были этническими русскими, и чтобы родной язык был русским, и чтобы тестируемые не были родственниками по крайней мере в третьей степени родства. Это — стандартные требования в исследованиях такого рода.

Далее, были сделаны специальные ДНК-генеалогические тесты на принадлежность к определенным родам. Оказалось, что из 539 человек 257 оказались восточными славянами, гаплогруппа R1a. Это — 48% от всех русских по данной выборке. На втором месте по численности — этнические русские гаплогруппы I (объединены гаплогруппы I1 и I2). Их 118 человек, то есть 22%. На третьем месте — южно-балтийские славяне, гаплогруппа N1c1. Их 76 человек, то есть 14%. Действительно, другие исследования показывают, что носителей N1c1 от 36% на севере России до 16% в средней полосе и до 10% на юге. Как я уже рассказывал, авторы исследования — этого и других — историю не трогали.

В предыдущем рассказе отмечалось, что, как принято у популяционных генетиков, внимание в той научной статье было в первую очередь обращено на формальные факторы. Основное заключение статьи было в том, что гаплотипы показывают «высокое разнообразие, но небольшое генетическое различие между популяциями», как показали расчеты «молекулярных вариаций». Отмечен «градиент различий в Y-хромосоме между Россией и славяноязычными популяциями к западу», и «заметные разрывы между соседними популяциями к востоку, северу и югу». Идентификации генеалогических линий внутри гаплогрупп, расчеты времен жизни предков этих линий в этой научной статье, как и в других подобных ей не проводились.

Теперь — несколько общих соображений. Исторической науке, да и широкому читателю известны примерно полтора десятка (или больше, если считать варианты) основных древних славянских племен и племенных союзов. Все эти племена и