В этрусском зеркале

(к алфавитам)

 

 

 

 

Знак Рима

 

Готовясь приступить к написанию «1001 слова», я понял, что причинность слов будет обнаруживаться легче, если составить таблицу развития семантики каждой разновидности графических символов Луны и Солнца. И в приложении к ней – эволюцию названий знаков. Работа эта весьма объёмна: в таблице графо-аккустических элементов представится взору и слуху этимолога вся грамматическая «химия» общечеловеческого языка эпохи Начала.

В этой статье мы рассмотрим, и то не во всей полноте, несколько эпизодов, связанных с двумя-тремя звеньями семантической цепочки.

I

Знак солнца – «круг с точкой (чертой, крестом)» один из самых распространённых в исторически освещенном мире. Его мы видим на 3-х континентах – в древнеегипетской, шумерской, древнекитайской письменностях и в иероглифике майа. Мы уже говорили о нем не раз. Но в таблице отчетливо прослеживаются этапы его биографии. Напомним главное. Основной элемент сложного знака – круг («луна») восходил к изображению южного месяца – «лодочкой», и напоминая рога быка, получил его самоназвание, которое перешло на «немой» объект «ночное светило: můη/bůη.

К теме статьи имеет отношение развитие первослова б-Диалекта. На том и сосредоточимся.

 

  bun - bul - bur > . . . . . . > uh - ul - ur
bůη    
  bunh (bung, bunk) - bulh (bulg, bulk)
    - burh (burg, burk)
          unh (ung, unk) - ulh (ulg, ulk)
      - urh (urg, urk)

 

В открытосложных диалектах название луны-месяца un избавляется от согласного – u – месяц, луна (майа). Возраст этой традиции никак не меньше шести тысячелетий: иероглиф u («северный месяц») появился в раннешумерском письме. В этом положении дошёл до древнетюркского письма и авестинского. «Южный месяц» (u) «полная луна» (o) запечатлелись в южноевропейских алфавитах.

II

Лунная и солнечная религии сосуществуют в обществах до недавних исторических времен. Языки сохранили память об этом.

Лунопоклонники увидели священный знак своей веры в излучине реки и стали поселяться в таких местах. Этот материальный оберег кроме духовной функции обладал и практическими – давал воду для питья, орошения, а также служил естественной преградой на пути непрошенных гостей. Поселения, разрастаясь, стали обводиться искусственными реками – рвами, наполненными водой. Теперь человек мог селиться и не в речном изгибе. Он обносил поселение частоколом: божество небесное всё равно видело, что люди, поклоняющиеся ему живут внутри круга-оберега.

Таковой, на мой взгляд, была идеология первого иероглифического знака города – «круга».

Термины, появившиеся в тот период – bur, pur, ur, burg получают нарицательный смысл – «укреплённое поселение», «город». В этом качестве мы встречаем их в burg – крепость (нем.), pur – город (др.инд.). Из нарицательного вырастает в собственное – Ur – древнейший шумерский город на Тигре. [   На этом этапе протобулгары получают слово ur – «род», «племя». В чувашском – ar. Как давно расширился губной в этом слове? Уже в египетскую эпоху оперируют «луной» аr и с точкой – – «солнце» (др.егип.). ]

... Был соблазн привлечь сюда имя другого великого города Двуречья – Uruk (urk?), которое на шумерском значило «община». Хорошо согласуется с uruk – «род», «племя» (тур.), uruw – т.ж. (каз.). Но удержала отчётливо видимая морфологическая структура: ur-ik > ur-yk > uruk. Слово построено по огузской схеме «императив + ik = существительное». Появление уменьшительно-отрицательного суффикса было вызвано возникшей в «месяце» («лунке») точкой. Реакция на такое усложнение знака отразилась в uruk, uryk – «семя» (каз.). Полый круг не давал основание для подобной ассоциации.

... В чистом виде круг описан ныне только в славянском слове: krug (urg > hurg > hrug). Появление точки-черты вызывает смягчение всего названия. На этом этапе «месяц» изменил своё положение, стал северным, и черта вниз от него образует крюк (клюк > клюка, клюшка).

Немцы ещё видели «южный месяц». Соединение «копья» с «рогами» поняли по-своему: krig – «война».

III

Появление точки в круге (южном полумесяце) славянские диалекты отмечают, развивая название основного знака аффиксом ha   krug+ha > kruha, kroha. Полученное общее название переносится на точку: кроха, кроша, крошка. Балты заимствуют: krušas – град (лит.), krusa – град (лтш.), krušu – дроблю, толку (лит.). Родственно русскому «крушу» (сокрушаю).

... Напрасно слависты не обращают внимание на регулярное чередование медиаторов «гортанный/губной» (рефлекс eho/evo, toho/tovo). Этимолог, обладая знанием такой закономерности, понял бы причину разности форм «одегать/одевать» и т.п. А в данном случае kruha/kruva > krupa – крупа (рус.), град (серб., хорв., чеш., слвц.), крупка – крошка (болг.).

Выделяется новый суффикс отрицания -а, и чтобы теперь наименовать точку, создается методом «отрицания отрицания» слово krup – мелочь, мелкий. В балтийских обогащается показателями имени: krupis – малыш (лит.), krups – крохотный.

Славяне, отталкиваясь от названия точки – «мелкого», получают возможность наименовать окружность, символ немалого: krup-no.

[ ... В каком-то диалекте отрицанием отрицания называется не точка, но другая деталь, посчитавшаяся основной: hrub – 1) klub – шар (слав, glob – шар (ром.).

Вероятно, это остаток названия знака с чертой. Оппозиция hrub («груб») и hrib («хлип») порождена противопоставлением круга («луны-месяца») и черты. hrub/hrib. Общее название hruba – «голова». Сложный знак выступал под тремя названиями. Одно из них в какой-то период станет общим и все предметы, внешне похожие на иероглиф, получат наименование – «гриб». Задержится на популярном споровом растении, которое будет посвящено солнцу и, значит, приноситься ему в жертву на огне. Ритуальную трапезу всегда делили по справедливости: солнцу – дух, солнцепоклоннику -- остальное. Грибы станут принимать в пищу. ]

IV

Города в виде круга (в плане) уже построены лунопоклонниками. Новая вера требует внести коррективу в генплан – материализовать точку (черту, крест). В центре города воздвигают дворец дитя солнца, или – устанавливают столп, который сверху, из зенита видится точкой. Или – в центре города – круглая площадь. Совмещение – круглая площадь со столпом = арфитеатр (концентрические круги). От центральной площади («кружочка») радиально расходятся четыре улицы («лучи-крест»). В письменности Египта появляется идеограмма: – «город». Три таких знака, сгруппированных в своеобразную пирамиду (два в основании, один сверху), обозначают – «область», «округ». Некогда – «страна», «государство», если предположить, что до эпохи фараонов территория Нильской империи состояла из нескольких «удельных княжеств», которые в унифицированном государстве получили статус провинций.

Этот символ города распространился в Средиземноморье. Греки применяли его в этом же значении. Возможно, вариант с точкой был ведом и основателям Рима.

V

«Вечный город не сразу строился». Поначалу (в 7 в. до н.э.) он был заштатным городишком в этрусской провинции Lati (Лация). Несколько племен Этрурии (из Двенадцати) прикладывали к нему свои руки – строили, правили им. О6 этом говорит эклектичность форм имен города, принятых в латинский, который благодаря выработанной в имперском бытовании всеядности ни от одной не отказался. Ни от urba – 1) «город», 2) «Рим» (с закрытым начальным слогом), ни от Roma (Ruma) – «Рим». С начальным слогом, открытым метатезой плавного: urma.

Угро-финны унесли одну из праформ – urma – «поселение», «стойбище», «стан» (коми).

Тюрки в тысячелетиях кочевничества утратили за ненадобностью значение «город». Все названия поселений городского типа в современных тюркских языках заимствованы: kala, kalak – крепость (араб.), šaar – город (араб.). [ – šar – круг (шум.), šaar. ] Из арабского диалекта пришло в имена городов – abat; Ашх-абад, Ленин-абад, Сталин-абад. [ – u; – au (av, ab). С древиесемитским окончанием ж.р. ab-at ]. Захватив Согдиану и Бухарию, кочевники не переименовали персицкие города – Самар-канд, Сар-канд. Использовали детермнатив и в своих наименованиях городов – Шим-кент, Таш-кент... [  hen – человек,  hent – народ, племя (протором.),  haun;  haunti > hauntin .....> hauntir > haun-tri > countre – страна (англ.). Таким же был знак и швейцарского canton – «провинция», «область». ]

Знак  огузами назвался uryk, uruk – 1) построенное, возведённое (от глагола ur – строй, воздвигай), кипчаками – urba, urpa, urma – т. ж.

Вторичные переносные значения сохранились – uruk -2) род, племя (тур.), 3) семя (каз.), urpak – 4) поколение, потомство (каз.). Сильное влияние огузов приводит к закрытию последнего слога в кипчакском: urpa > urpak и вытеснению основного значения, которое приняло на себя кипчагизированное огузское: uruk > uruw, uruu – род, племя (каз.).

Культурное взаимодействие предполагает и взаимообмен лексикой. Знак теперь уже с кипчакским названием толкуется в огузской среде. Грамматист переносит общее наименование на окружность. В результате: urba – 1) оболочка, 2) одеяние (турец.).

Славяне характерно перестраивают начальный слог в полученном термине: urba, urbah > ruba, roba.

Конечный гласный принят за окончание женского рода, это повлияло и на смысл слова, и на форму: ruba – «женская сорочка», rubaš – т.ж. (слвц.). «Восстанавливается» муж. род: rub, rob – «мужская одежда». Но теперь слово совпадает формой с другим rub, rob – «раб» и контаминация семантик приводит к rub, robодежда раба > плохая грубая одежда, рубище (юж.-зап.слав.). В восточнославянском роба -«рабочая одежда».

Избежала этих переживаний форма с закрытым конечным слогом – rubah. Славяне открыли слог протетическим гласным – рубаха.

(В «Этимологическом словаре» Фасмера статья, посвящённая происхождению слова «рубаха», поражает шедевральной краткостью: «От глагола руби, рубить». Можно было согласиться, если бы речь шла об избе, срубе.)

 

Итог. В форме и значении латинских слов urba, Roma зрима дактилоскопия тюрко-кипчакских и славянских грамматистов. Латинский язык терпимо относился к закрытому и открытому начальному слогу и потому метатеза плавного в этом слове произведена другими. Народы, входившие в Этрусскую Федерацию оставили следы своих языковых норм в словах золотой латыни.

VI

Гербом города мог быть вариант знака   – urma > ruma, roma.

Острый угол ur был истолкован как «раскрытая пасть волка», воющего на луну. [ А затем – «пасть хищника». Не тогда ли появляется ul – вой (выть) (тюрк.) и лат. ululo – выть (ul-ul-o). Удвоением достигался первичный глагол. Окончание – инфинитив. Огузизм: ulyk – «воющий» > vulyk > vulъk, volk, vuk. Кипчаки создают свой термин: ulpa (ulma, ulba) – т.ж. В этрусской среде начальный слог открывается двояко:

  lupa
ulpa  
  wulpa

 

Романцы заимствуют обе формы: 1) lupa – «волчица» (опять – «жен. окончание») > lup – м.р.> lupus – волк (лат.); 2) wulpa – лиса («остромордая». Перенос внимание на обратную сторону знака). Германцы заимствуют: volp > volf – волк. ]

Итак, в конечном этапе развития совпадают названия вариантов знака:

  Roma = (lupa, luma) – «Волчица и двое».

Угол (саму пасть прародителя называют отрицанием отрицания – Rom (lom). А как наречь близнецов? Для имени одного используется уменьшительный аффикс: Rom-ul, для другого – умлаут: Rem.

И придали им, легендарным основателям Рима, почему-то обоим мужской род, несмотря на явную противоположность друг другу – Romulus и Remus.

Вот такие ребусы поможет решать Таблица.

 


дальше
в начало книги

этимология самые первые слова