День рождения

 

Знак коровы-солнца, меняя положение, придавал имени бога-родителя глагольность, становился символом, подсказывал способ божественного производства жизни.

Порядок звуков в сочетаниях зависел и от положения иероглифа в письменном поле. До этого мы убеждались, что изменение позиции знака письмо-языкотворцы сопровождали 1) умлаутом, 2) аффиксацией, 3) искусственным палиндромом.

Шумеры применяют палиндром при повороте знака на 180°.

du, tu – родить1.

В этот период шумеры знают, что угол в любой позиции «u» (un) и всегда «пять». А крест d/t всегда – «пара».

Они уже ведают умножение и, подчеркивая числовое значение полученной конструкции, обозначают его надстройкой из пяти пар. Так получается удивительный шумерский иероглиф, который дошёл до нас, благодаря тому, что был включен в шумеро-аккадский словарь. Не все иероглифы удостоились этой чести, но триада ud (gud)ud (ud)du (tu) к счастью для общечеловеческой культуры попала в число избранных знаков. Внешность не всех иероглифов дополнена натуралистическим выражением числового значения. О причинах такой избирательности предстоит догадываться, но так или иначе в шумерском письме утверждается иероглиф
tu – родить.

 

Смысл обычая «день рождения» появился в результате скрещивания семантик «солнце, день» и «рождение». Рождение ребёнка – это рождение солнышка и отмечаться должно как праздник.

... Только кипчакские языки сохраняют открытосложный глагол tu – 1) роди, 2) родись (каз., ккалп., ног.). В большинстве остальных он произведен от закрытосложной праформы

  tun – tul – tur
tuη  
  tung – tug

Например, tur – 1) роди, 2) родись (кирг.), tug – т.ж. (др.уйг.).

Праформа сохраняется в производном tunguš (tungyš) – первородный, первенец (каз., ккалп., ног.) Но уже от упрощенной лексемы tu производится отглагольное существительное tuma – 1) близнецы, 2) дитя, 3) сородичи (кипч.).

В алтайских: duma, tuma – помесь, метис. Сказывается влияние знака пары – «скрещение противоположных».

В ДПА слово испытывает действие гармонии гласных шумерского типа. Ассимилятором выступает корневой: duma > dumu – дитя (шум.).

Поэтому я предполагаю, что в шумерских диалектах бытовало и du – родить.

Огузо-карлукское tukym, tukum (tukma) вначале было тождественно кипчакскому tuma. Но закрепилось в словарях значениями – «семя», «потомство», «племя», «яйцо». Синонимично слову «uruk» – т.ж. Возможная параллель: Урук – главный город Шумера и Тукум – главный город инков.

... До того, как угол (un > u) превратился в десятку, тюрки знали числительное ту – 10. Сохранилось в составе сложного, долго обозначавшего предельное число tumyn – 10 тысяч (при myn – 1000). В средние века, когда войска кочевников делились на корпуса по десять тысяч всадников, монголы произносили tumen, чагатайцы tuming (ming – 1000 «по-узбекски»).

... Воплощением заимствованного у шумеров знака рождения, наверное, явилась и поза роженицы. В глухих казахских аулах, на кочевых отгонах жены скотоводов рожают стоя, держась за аркан, протянутый под куполом юрты. Женщины, помогающие ей, сопровождают свои действия криками – tu! – обращенными одновременно и к плоду, и к матери – 1) роди! 2) родись!

И когда вопли роженицы сменяются первым вскриком новорождённого, повитуха сообщает – tudy! – 1) родила, 2) родился!

По этому случаю людей скликают на праздник. Вероятно, некогда пиршеством отмечался только День рождения новой жизни. Потом слово tui (toi) 1) «насыщайся», 2) «пир» стало применяться ко всем ритуальным застольям, которыми отмечались всевозможные радостные и торжественные события, семейные и общенародные – свадьба, победа, важная дата.

Заимствование названия и ритуала столь интимного, как рождение, не могло произойти при случайной встрече культур. Только длительное, веками освещенное совместное бытование обеспечивало подобный уровень обмена.

При кратковременном контакте возможно обрести знак и его название. Но смысл оставался неизвестным и грамматистам приходилось восполнять сей пробел собственными толкованиями.

 

Не грех вспомнить, что древнеиндийская княгиня родила будущего Будду в тропическом лесу, стоя, держась за лиану.

 

... При перевороте знака название могло отрицаться, как мы неоднократно убеждались, не только палиндромом, умлаутом, но и аффиксально:

ud, ut

– 1) ud-a, 2) ud-n.

И сопряженные со знаком «дома», «очага», «рождения» > «родного дома», «родного очага» слова udun – очаг (шум.), utyn – дрова (тюрк.) включаются в одно гнездо с oda – комната (тур.), odaw, otaw – юрта, где проводят первую ночь молодожены (каз.), odah, othak, očak – очаг (хак.), kudo -дом (коми), hata – дом (укр.), kath-a > kasa – дом (ит., исп.). И опять префиксальное образование ha-ud, hauth-hous – дом (англ.).

Полное право на совместное рассмотрение с этими конкретными словами получают udn – родная страна (хетт.), budun – родной народ (др.тюр.), utan, otan, vatan – родина (тюрк.-иранск.).

Символ дома (рождения) будет обозначать понятие -«родина».

Итак, мы увидели протошумерскую «вертушку»:

gud (ud)корова, бык,

ud – солнце, день,

tu (du) – родить (роди)

Во всех трёх положениях звуковые значения угла и креста качественно не изменялись.

 


1)  Тюрки используют умлаут: - üt (öt) – переступай, переходи, проходи (общетюрк.).


дальше
в начало книги

этимология самые первые слова