Эффект сэндвича

 

... Тема «постфикс = префикс» ещё не освещалась в языкознании. И для её постановки, полагаю, поможет сравнение индоевропейских формантов с тюркскими. Почему?

В тюркских языках революции грамматического строя, по-видимому, не произошло: они не признают ни артиклей, ни предлогов, ни приставок. Только суффиксами управляется слово. И потому интересно сопоставить индоевропейские предлоги с тюркскими суффиксами, которые, кроме всего, помогают восстановить родственные связи между некоторыми индоевропейскими формантами, утратившими формальную схожесть. Например, в романских языках действует направительный предлог a [ a Madrid – к Мадриду, в Мадрид ]. Что общего между итало-испанским a и славянским к? Ничего, если не предположить, что славянский предлог восходит к полногласному ка (ко, къ) и через него к праформе . Гортанное предыхание, открывающее слог, в славянских реализовалось глухим гортанным протезом, в романских же – редуцировалось.

Та же фонетическая картина в тюркских языках. Изменено только место форманта: «» = «-ka», «-ga» – суффикс направительно-дательного падежа. [  Madrit-a – к Мадриду (тюрко-огуз.), Madrit-ka – к Мадриду (тюрко-кипчак.).  ]

 

Индоевропейское слово представляет собой нечто вроде сэндвича: корень обложен формантами, как сыр ломтями хлеба.

В русском некогда достаточно было сказать мн-е (men-e), чтобы получить направительно-дательное значение. Затем в результате сложных культурных пере-живаний значение уточняется дополнительным формантом: ka men-e – ко мне 1. В тюрко-огузских обходятся без предложного довеска: män-ä – мне, ко мне (азерб.), ben-e – мне, ко мне (тур.), men-ge – мне, ко мне (староказ.), män-gä – т.ж. (узб.).

(Качество звуков суффикса в тюркских зависит от качества предлога: после твёрдых основ , после мягких e, ä. В индоевропейских такой зависимости не наблюдается. Суффиксы и предлоги не меняют качество, употребляясь с любыми основами. И на эту особенность следует обратить особое внимание. Она может объяснить происхождение индоевропейских формантов. Например, e(i) – глагол повелительного наклонения (императив) в русском, соответствует тюркскому а – после твёрдых основ, e(i) после мягких, (каз.). Индоевропейцы применяют и твердую, и мягкую формы, универсально, с любыми основами.

 

В греческом глаголы обходились личными окончаниями, без предложных местоимений.

Например, ра – ступай, идти (связано с ром. pas – «ступай», др.инд. ра – «нога»), ра-о – иду; pa-s – иди, ступай; ра-mе – идем; pa-te – идите.

Схема та же, что и в латинском. Сравните латинское спряжение:

 

1 л. ед. ч. – o (редко – «m»)

    1 л. мн. ч. – mus

2 л. ед. ч. – s

       2 л. мн. ч. – tis
     

В славянском (русском)

   
     

1 л. ед. ч. – u (редко – «m»)

    1 л. мн. ч. – e-m

2 л. ед. ч. – e-s

    2 л. мн. ч. – e-te
     

В тюрском (казахском)

   
     

1 л. ед. ч. – m-n (редко – «m»)

    1 л. мн. ч. – m-s

2 л. ед. ч. – s-n

    2 л. мн. ч. – s-s

 

(Вокализм не указан потому, что качество гласных меняется в зависимости от качества корня. Например, bas – ступай; bas-a-myn – ступаю; bas-a-syn – ступаешь; bas-a-mys – ступаем, bas-a-syz – ступаете. Но ket – уйди; kete-min – уйду; ket-e-sin – уйдёшь, ket-e-sis – уйдёте.)

Греки испытывают воздействие тюркской схемы спряжения, но при этом используют в качестве универсальных личные окончания «мягких» глаголов:

 

1 л. ед. ч. – emin

    1 л. мн. ч. – emis

2 л. ед. ч. – esin

       2 л. мн. ч. – esis

 

Скорее всего, они наслаиваются на древнейшие окончания и после «революции» переносятся в препозицию. И только самое очевидное (1 л. ед.ч.) заменяется позднейшим местоимением «еко – я». Сегодня греки говорят:

 

eko pao – я иду,

    emis pame – мы идём

esi pas – ты идёшь,

       esis pate – вы идёте

 

Без привлечения тюркских материалов происхождение этой сложной системы спряжения неустановимо.

Идея спряжения прозрачна: «глагол + личное местоимение».

Перестройка произвела эффект сэндвича в индоевропейских. Новые местоимения не заменили старых, вросших в основу, но стали дублировать их функцию, употребляясь перед глаголом: я ид-у, ты ид-ёшь, мы ид-ём, вы ид-ёте.

Структурно – это новое спряжение. Схема «сэндвича» распространилась на все индоевропейские языки. И тюрки последовали этому примеру, потому что личные окончания утрачивали прямую вокальную связь с личными местоимениями. Но консонантное родство легко устанавливается:

 

men ket-e-min – я уйду,

    biz ket-e-mis – мы идём

sen ket-e-sin – ты идёшь,

       siz ket-e-sis – вы идёте

 

 

... Соответствие личных местоимений и личных окончаний глагола наиболее очевидно сохранилось в тюркских языках. Такое неслучайное совпадение говорит о многом. Прежде всего, о том, что тюрки и индоевропейцы в эпоху Начала имели общую систему личных местоимений 1 и 2 лица. И вместе вышли на идею спряжения глаголов.

Затем дороги расходятся. Индоевропейцы вырабатывают новую систему личных местоимений, но окончания спрягающихся глаголов остаются прежними. В тюркских же языках местоимения не меняются. Этим объясняется супплетивизм индоевропейских личных местоимений и личных окончаний.

Категория спряжения в компаративистике приобрела необыкновенную ценность. В начале века, благодаря совпадению систем личных окончаний глагола неизвестного, ископаемого языка Малой Азии с латинской и греческой системами спряжения, этот язык был провозглашен генетически родственным последним. Именно так хеттский язык был включен в индоевропейскую семью и объявлен самым древним её представителем (II тысячелетие до н.э.).

Наш анализ показывает, что даже системное совпадение грамматических схем и формантов может говорить разве что о культурном родстве языков, но не о «генетическом». Иначе и тюркские, сохранившие праформу евразийского спряжения, должны рассматриваться как близкородственные индоевропейским. Что, впрочем, в глубочайшей древности было вероятным: все ныне разные «семейства» состояли в родстве, ибо вышли из лона общечеловеческого языка эпохи Начала.

 


1)  В период односложного слова появление форманта вызывало синкопу, не позволявшую создавать двусложную конструкцию: пень > пня, день > дня, сон > сна, лог (ложь) < лги и т.д.


дальше
в начало книги

этимология самые первые слова