Ностратическая теория

 

На этом этапе поиск причинности слова практически прекратился. Ограничившись обретением понятия «праязыки», лингвистика взвалила на них всю ответственность за словопроизводство, и сама занялась констатацией механических искажений форм и проблемой «семейных отношений».

Историю развития компаративистики можно разбить на три этапа. Первый – формирование языковых семей [ индогерманская > индоевропейская, семитская, угро-финская > уральская, тюркская – и др. ], второй – попарное сближение языковых семей [ урало-алтайской; индоевропейско-семитской; индоевропейско-картвельской ], третий стартовал с работ Х.Педерсена, которым впервые была сформулирована гипотеза о родстве не пар, но нескольких языковых семей, а именно: урало-алтайской – индоевропейской – афразийской. Им же был предложен в 1903 году термин – «ностратические языки» (от лат. noster – наш). «Нашинские языки». Впервые обобщение материала, «накопанного» ностратистами, было сделано В.М.Иллич-Свитычем, он же попытался реконструировать «ностратический язык» в работе «Материалы к сравнительному словарю ностратических языков (индоевропейский, алтайский, уральский, дравидский, картвельский, семитохамитский)», 1965 г. Генетическое родство «ностратических языков» доказывалось наличием в них обширного корпуса родственных морфем, как корневых, так и аффиксальных – около 1000. Корпус корневых морфем значительно расширил круг основного словарного фонда, включив в него названия, кроме привычных (термины родства, простые числительные, названия частей тела), определение элементарных понятий и реалий – основных явлений природы, названий животных и растений, пространственных отношений, элементарных действий и процессов.

Более того, выяснилось, что праязыки, которые дали шесть семей языков, объединяемых в эту макросемью, обнаруживают тождество наиболее устойчивых частей системы грамматических морфем. Это касается, прежде всего, системы указательных, вопросительных и личных местоимений и восходящих к ним аффиксов спряжения. К генетически общим относится также значительное количество первичных словообразовательных аффиксов.

Самое ценное в этой теории то, что был признан факт – корпус генетически родственных морфем, действующих практически во всех языках планеты, связан системой регулярных соответствий, из которых значительная часть относится к разряду «нетривиальных», то есть таких, проявление которых в одной языковой семье (скажем, в индоевропейской) объясняется лишь в результате информации, получаемой при анализе соответствующего материала в других языковых семьях (угро-финнской, тюркской и др.). Иными словами, компаративист получает «узаконенное право» рассматривать слово в планетарном контексте. Право, которым, к сожалению, этимологи ещё не воспользовались. И потому, что опыт восстановления ностратических праформ был недостаточно убедителен. И, объективно, потому, что метод фонетических соответствий уже не соответствует сложной задаче реконструкции первоформ.

Опыт показывает, что кроме механического (фонетического) искажения формы слова, существовало и сознательное изменение.

 

 

Примечание:

Ностратическая теория развивается поныне. Недавно вышла книга американского ученого Хурена, который добавил к ностратическому словарю данные языков американских индейцев («америндов»). Такое расширение позволило ему заговорить уже не о ностратическом, но об общечеловеческом, едином праязыке. Правда, доказательства этого, вероятно, естественного явления, к сожалению те же: сопоставление внешне похожих лексем без их анализа. Так в языках америндов он встречает название воды, похожее на романские – «аква», «aqua» или название собаки «kuni», сходное с «canis» (лат.). Всего около двух десятков подобных параллелей позволяют делать столь серьёзный вывод – человечество произошло из одного источника (Адам и Ева).

... Материалы словарей, археологии, палеографии, этнологии, которыми я занимаюсь несколько десятилетий, и меня упорно подводили к такому заключению. Его невозможно обосновать данными одной лингвистики или антропологии. Я убеждался, что главными творящими факторами культуры во всей её многосложной комплектности являлись первоиероглифика и язык. Акты их активной взаимозависимости производили, формировали человеческое в самом человеке и в окружающем его мире. С первого письменного знака началась история гомо сапинса. Это событие, как я думаю, произошло в приэкваториальной климатической зоне, может быть, в центральной Африке, где месяц выглядит лодочкой, плывущей по черному небесному морю. Малое человечество (может быть, несколько сот особей), эпоха Начала... Десятки или сотни тысяч лет назад, палеолит – древнекаменный век. Общий язык, состоящий из нескольких звукоподражательных слов. Общее письмо-символы «говорящих» животных. Извилистая линия – «змея» (ш-ш; с-с-с), изображение рогов – «бык» (му-у)...

 

 


дальше
в начало книги

этимология самые первые слова